Вступить в партию

Эксперты рассказали о главных международных угрозах 2020 года

Опубликован ежегодный аналитический доклад «Международные угрозы 2020. Каждый – за себя», подготовленный авторским коллективом Института международных исследований МГИМО МИД России.

16:50 / 25 февраля 2020

Фото: pixabay.com Фото: pixabay.com

В исследовании рассмотрены основные угрозы, которые, по мнению авторов, появились в последние годы вместе с нарастающими изменениями в мире и будут усиливаться в нынешнем и последующих годах.

Во вступлении к докладу сказано, что внутри стран обостряется борьба за власть. Слабеющая транснациональная либеральная финансовая элита стремится помешать усилению национально ориентированных элит, готовящихся поделить мир заново.

Ситуация, считают составители доклада, отягощается тем, что во многих странах у власти находятся люди, получившие власть без борьбы, путём кулуарных ухищрений.

Всё это происходит на фоне шаткой предкризисной экономики, когда власти по всему миру пытаются выжать из граждан последние накопления. И в каждой из стран вопрос о власти будет вопросом о реальной силе: в ближайшие годы будет ясно, где власть будет способна показать видение, выдержку и лидерство, а где – будет дожидаться своего конца за стеной обесцененных слов.

В этой ситуации голос России слышен особенно хорошо и тем, кто её ненавидит, и тем, кто ей симпатизирует. Она не обещает того, что не может, и неизменно выполняет обещанное, говорится в документе.

Важнейшим событием, которое определит развитие мира на годы вперёд, станут президентские выборы в США, которые пройдут в ноябре 2020 года.

Соединённые Штаты встречают 2020 год в состоянии глубокой внутренней разделённости. С экономической точки зрения это конфликт двух разных Америк, живущих на одной территории – Америки как финансового центра, распределителя мировых денег, и Америки индустриальной, которой этих денег достается всё меньше. Переток денег из индустриальной экономики в финансовую сферу привёл к стагнации доходов большой части населения.

Фото: pxhere.com

Фото: pxhere.com

Потоки иммигрантов, особенно из Латинской Америки и Азии, больше не перерождаются в «плавильном котле» в нормальных американцев, а образуют этнические анклавы, настаивающие на особом к себе отношении.

Конфликт двух экономических моделей привёл к мировоззренческому и политическому расколу элит. Американские побережья с их экономикой, обслуживающей финансово-технологические компании, и внутренняя часть страны с её индустрией и агробизнесом живут по разным понятиям и голосуют за разные партии. Государственные органы и суды стали площадками для открытой политической борьбы республиканцев и демократов.

Кризис истеблишмента усугубляется кризисом демократической партии. Авторы считают, что у демократов немного шансов прийти к власти, в первую очередь, из-за отсутствия однозначного лидера, который смог бы перетянуть на свою сторону большинство избирателей. Демократическая партия увязла в борьбе за власть и финансовые потоки.

Разочарованная в лидерах молодёжь демократов стремительно левеет. В результате к предварительным выборам, начинающимся в феврале 2020 года, демократы приходят без понятной большинству программы и без кандидатов, способных мобилизовать партию на выборы. Единственное, что объединяет демократов сегодня, – неприязнь к Трампу.

На другой стороне – республиканцы, обозлённые импичментом, представляющие силу, готовую к борьбе за власть как никогда раньше. Трамп, при всём его спорном таланте администратора, показал себя отличным политиком, чувствующим запросы своих избирателей и выполняющим свои предвыборные обещания.

Дональд Трамп. Фото: pixabay.com
 

Очевидно, что победа или поражение Трампа будут зависеть от уровня мотивации республиканцев и силы кандидата демократов, считают аналитики из МГИМО.

Что же касается противоречий в Европе, Турции, на Ближнем Востоке, то они станут только острее. Продолжатся разногласия между США и одним из самых сильных членов НАТО – Турцией, поскольку последняя развивает научно-техническое сотрудничество с Россией вопреки желанию Вашингтона.

Также Америка неодобрительно относится к военно-техническому сотрудничеству Египта и России, особенно учитывая, что Каир ежегодно получает от США 1,3 миллиарда долларов на развитие своего ВПК и на военное образование.

Стремление Каира играть роль регионального газового хаба – в сотрудничестве с ЕС в целом и Грецией и Кипром в частности – вступает в противоречие с турецкими интересами. В этой связи вероятной зоной напряжения в 2020 году станет греко-турецко-египетский «газовый треугольник».

Саудовская Аравия связана с США общностью интересов против Ирана, военно-техническим сотрудничеством и технологической кооперацией. В то же время налицо и нарастающие противоречия в экономике. Растущие объёмы добычи углеводородов в США постепенно делают их конкурентами Королевства.

«В 2020 году забурлит европейский восток. Польша продолжит наращивать двустороннюю военную и энергетическую кооперацию с США. При этом актуализируется спор с Германией за лидерство на востоке Европы. Варшава солидаризируется с Вашингтоном и Лондоном в отношении «троеморья», тогда как Берлин и Париж попытаются строить через него мосты. Разделяют Польшу и старую Европу вопросы миграционной политики и форсированное внедрение со стороны Брюсселя стандартов толерантности», – считают авторы доклада.

Президент Франции Эммануэль Макрон. Фото: kremlin.ru

Президент Франции Эммануэль Макрон. Фото: kremlin.ru

В контексте эрозии европейского единства следует воспринимать и политические амбиции Франции и лично президента Эммануэля Макрона. Он уже обозначил свою критическую позицию в отношении эффективности НАТО и необходимости выстраивать европейскую безопасность с российским участием.

В 2020 году все ключевые игроки в Большой Евразии будут вовлечены в разрешение двух геополитических «пазлов». Первый – это реагирование на американское присутствие на континенте. Несмотря на значительное снижение влияния США и серию чувствительных неудач, начиная с Афганистана и Ирака и заканчивая Сирией, Вашингтон, тем не менее будет стремиться к сдерживанию потенциальных соперников, недопущению консолидации Евразии без контроля и участия со своей стороны, считают аналитики из МГИМО.

Второй «пазл» представляет собой комплекс отношений самих евразийских игроков друг с другом. На первый взгляд, их объединяет два принципиальных интереса: стремление укрепить собственный суверенитет и самостоятельность на международной арене и неприятие американского доминирования. Однако способы решения этих задач у всех разные, что может приводить к разногласиям.

Между ведущими странами Евразии очевидны следующие противоречия. Имея общую цель замирения Сирии, Иран, Турция и Россия по-разному выстраивают стратегию и тактику решения этой задачи. Если для Москвы главным вызовом остаётся радикальный джихадизм, то для Турции – образование независимого Курдистана или появление ещё одного де-факто государства вблизи собственных границ.

В 2020 году сирийское примирение, кризис на Корейском полуострове и урегулирование в Кашмире станут главными тестами на возможность сближения позиций ключевых евразийских игроков. Именно на этих направлениях велика вероятность кризисов и обострений.

Россия, заинтересованная в стабилизации обстановки вдоль всего периметра её границ, в 2020 году будет воздерживаться от окончательного выбора между евразийскими партнёрами, вовлечёнными в конфликты друг с другом. Укрепляя репутацию эффективного посредника, не склонного к простым решениям, Россия с большей вероятностью достигнет статуса главного центра политической гравитации в Большой Евразии.

Что же касается европейской повестки, то она, считают авторы документа, сохранится примерно в том же виде, что была и в 2019 году. Центральным приоритетом по-прежнему останется урегулирование вооружённого конфликта в Донбассе. Этот сюжет подчеркнёт общие проблемы европейской безопасности и роль России в её обеспечении.

Батальон «Донбасс» под Первомайском. Фото: wikipedia.org, ВО «Свобода»

Батальон «Донбасс» под Первомайском. Фото: wikipedia.org, ВО «Свобода»

Угроза России в европейском восприятии сохранится, и вероятность совместных политических решений Москвы и коллективного Запада довольно низка. Продолжится дальнейшее расширение Североатлантического альянса. Государства Прибалтики и Польша выступают основными лоббистами укрепления американского присутствия в Европе.

«В мире начался процесс формирования альянсов для конкуренции в новом технологическом цикле. Эти альянсы можно назвать техноэкономическими блоками, поскольку в их основе лежат конкурирующие технологические платформы – совокупность разработанных на национальном уровне передовых технологий (когнитивных, вычислительных, передачи и шифрования данных и др.) и построенных на их базе инструментов (поисковиков, мессенджеров, социальных сетей, суперкомпьютеров) – базирующаяся на национальной инженерно-технологической школе. В конкуренции нескольких национальных технологических решений и связанных с ними экономических и социальных моделей может родиться общество, оптимально адаптированное к будущему технологическому укладу и которое получит шанс распространить свою модель на весь остальной мир, как это не раз бывало в прошлом», – говорится в докладе.

Первый такой техноэкономический блок складывается вокруг Соединённых Штатов на базе англосаксонского мира – Канады, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии – и наверняка вберёт в себя уже такие тесно экономически интегрированные с ними страны, как Мексика.

«Эта единственная подлинно глобальная платформа базируется на историческом отрыве технологических компаний Кремниевой долины от всего остального мира, катализированном передовыми разработками DARPA, и сохраняет свои позиции за счёт поддержки своих глобальных корпораций, имеющих неограниченный доступ к большим данным своих пользователей, и опережающих темпов рыночного внедрения инноваций», – пишут авторы исследования.

Очевидно, что ещё один техноэкономический блок соберётся вокруг Китая, который систематически расширяет круг своих соседей, привязанных к китайской экономике финансами и инфраструктурой. Китайская модель построена на принципах абсолютной самодостаточности, располагает доступом к гигантским и во многом закрытым для конкурентов рынкам потребителей технологий и пользовательских данных.

Российская платформа – самая малая и уязвимая из трёх – опирается на внутренний рынок и государственные инвестиции. Она ориентирована на военно-промышленный комплекс, высокоразвитую инженерно-математическую школу при существенном отставании рыночного внедрения (коммерциализации) инноваций.

Естественными партнёрами Москвы являются государства ЕАЭС, отдельные государства постсоветского пространства (Азербайджан, Узбекистан, Таджикистан, Молдова) и Европейский Союз, который может стать стратегическим партнёром в деле создания единой цифровой Евразии от Атлантики до Владивостока. Цифровая повестка дня может помочь перезагрузить отношения России и ЕС, поставив их в новый контекст развития и инноваций, – считают исследователи.

Перед Россией, как и перед другими странами, претендующими на суверенитет, но не имеющими критической массы собственного рынка или других обязательных атрибутов техноэкономического блока: Евросоюзом, Японией, Бразилией, Индией – встаёт стратегическая дилемма. Для того чтобы сохранить конкурентоспособность, им нужно либо примыкать к формирующимся блокам, либо укреплять свои, говорится в докладе.

Фото: pxhere.com

Экология – важнейшая часть социальной среды. Фото: pxhere.com

Проблемы экологии заслуживают серьёзнейшего внимания и требуют предметного обсуждения. Если мы непоправимо разрушим среду собственного обитания, решения всех остальных проблем перестанут иметь смысл. Количество природных катастроф и стихийных бедствий продолжает нарастать. Природные катаклизмы несут в себе непосредственную угрозу для жизни целых народов, заставляя массы людей покидать свои дома.

Сложился феномен «экологических беженцев» или «экологических мигрантов». Остро встают проблемы недостатка пресной воды и эрозии почв. От изменения климата больше всего страдает население наименее развитых стран мира. Экологическая миграция ещё более усугубит миграционный тренд Юг – Север, усилит столкновения за ресурсы и возможности социального и экономического развития, считают авторы.

Между тем нагнетаемая истерика вокруг глобального потепления становится благодатной почвой для крупного бизнеса. Давление на общественное мнение со стороны радикальных экоактивистов искусно используется для блокирования инвестиционных потоков в якобы «грязные» индустрии добычи и переработки невозобновляемых природных ресурсов. За этой инициативой кроется стремление перенаправить деньги из реальной экономики в технологические компании, чтобы сохранить пузырь на рынке хай-тека. Ряд стран ЕС также использует экологическую проблематику как ширму для обновлённой стратегии протекционизма.

Однако реальный путь к решению глобальной экологической проблемы лежит через ускорение инвестиций в технологический прогресс, а не через искусственное ограничение темпов роста. Такое ускорение позволит создать и повсеместно внедрить, на первом этапе, природобезопасные, а в перспективе и природоподобные технологии. Страна, которая сможет это сделать, получит беспрецедентный скачок в конкурентоспособности и производительности труда, говорится в докладе.

«Мы привыкли к тому, что неопределённость международных процессов усиливается. Впрочем, одновременно снижается и катастрофичность изменений. И хотя общая медийная картина становится более нервозной, люди продолжают жить в сытом и относительно безопасном мире. Падает бедность, растут доходы населения, снижается число жертв военных конфликтов. В мире в целом происходят не только спонтанные негативные изменения, но неожиданные, хотя и глубоко закономерные, позитивные», – подводят итог авторы исследования.

Наш комментарий

Очевидно, что в 2020 году отношения России с окружающим миром будут оставаться сложными и противоречивыми.

Что же касается внутриполитической ситуации, то в России возможно нарастание межэлитных конфликтов – причём особенно ярко эта тенденция будет проявляться в регионах.

Власть нервничает, а между отдельными её кланами идёт борьба за влияние. Такая борьба в текущем и следующем годах станет особенно явной, поскольку именно в ближайшие два года предстоит определить, каким будет так называемый сценарий транзита власти.

При этом 2020-е годы неизбежно станут временем перемен. В 2024 году Владимир Путин либо оставит власть, либо Кремлю придётся выстроить новую конфигурацию для сохранения у Путина полномочий.

Поделиться в соцсетях:

411

экспертная оценка

международная угроза

2020 год

МИД

точка зрения

Публикации по теме

Еще в разделе