Геннадий Селезнёв: Мой конёк – преодоление препятствий

В этом, наверное, и кроется секрет его личности.

18:27 / 26 октября 2017

«Мы в начале пути к социальному государству». Так называлось интервью («Труд», №233 от 28.12.2002), в котором Геннадий Селезнёв, будучи председателем Государственной Думы, поделился своим видением того, каким оно должно быть и как строить социальное государство в России. В последовавшем буквально через три месяца новом интервью «Мой конёк…» («Труд», №59 от 20.03.2003) спикер эти идеи развил. Потрясающе, но его мысли и предложения, высказанные ещё 14-15 лет назад, актуально в духе времени звучат и сегодня. Они не только определяют план и стратегию действий построения социального государства, но и ясно указывают на тех, кто препятствует тому. Предлагаем вниманию читателей фрагменты той беседы.

О ситуации вокруг Ирака

– Геннадий Николаевич, на днях Вы посетили Багдад. Каково Ваше впечатление: возможна ли добровольная отставка Саддама Хусейна с поста президента?

– Нет, он сразу же опроверг слухи об этом. Саддам Хусейн не собирается повторять путь Милошевича. В разговоре со мной он подчеркнул, что намерен до конца оставаться со своим народом и разделить его участь, какой бы она ни была. Его ключевые слова: «Будем воевать до последнего ребёнка!» Следует учесть: Ирак – страна молодая. 60 процентов населения составляют дети и подростки до 18 лет. И это делает предстоящую бойню ещё более аморальной.

– Иракский кризис обострил взаимоотношения между Россией и США, которые до этого обретали качественно новый партнёрский уровень. Не будут ли они отброшены назад? Вот и американский посол в России Александр Вержбоу выразил недовольство позицией Москвы...

– Лично меня крайне возмутило заявление американского посла, который стал шантажировать и угрожать России. Я думаю, россияне не остались равнодушными к его словам. И всё же партнёрские отношения России и США, полагаю, не будут отброшены назад. Сейчас заметна суета Вашингтона и в отношении ратификации договора по стратегическому наступательному вооружению, и в отношении поправки Джексона – Вэника, которую США намерены отменить. Видимо, за этим кроется желание задобрить Россию: мы вам, мол, пару благоприятных решений, а вы смягчите позицию по Ираку. Но я убеждён: Владимир Путин не будет торговаться. Россия не банановая республика, которую можно подкупать деньгами или благами. Для нас здесь важен принцип.

О переменах на «Олимпе»

– В исполнительной власти России произошли кадровые и структурные перемены. Насколько они обоснованны, на Ваш взгляд? Не являются ли началом других радикальных изменений во властных структурах?

– Кадровые изменения, думаю, пойдут во благо – в правительстве не должно быть застоя. Произведённая структурная реорганизация также давно назрела. В той или иной мере мы все возмущались тем, что у нас неподъёмное количество ведомств, а эффекта от их деятельности маловато. Если говорить о создании специального Государственного комитета по борьбе с наркотиками, то Дума на протяжении последних трёх лет обращалась к президенту с просьбой об этом. Мы даже сформировали в своей Палате специальную комиссию по борьбе с детской безнадзорностью и наркоманией. Однако силами общественности такие вопросы сегодня решить невозможно, для этого нужен серьёзный государственный орган исполнительной власти.

Присоединение к ФСБ погранвойск и ФАПСИ позволяет устранить параллелизм в работе, дублирование функций. В своё время я учился в Московском высшем пограничном командном училище, и тогда это учебное заведение находилось в ведении КГБ при Совете Министров СССР. И у ФПС, и у ФСБ есть своя разведка, контрразведка и другие специализированные службы. Их слияние позволит устранить ведомственную разобщённость и недопонимание. Пусть вместе ведут разведку, анализируют, обрабатывают разведданные, принимают компетентные решения, действуют более профессионально.

А вот то, что функции налоговой полиции переходят в МВД России, честно говоря, вызывает сомнения. Думаю, что сегодня все наши крупные «мазурики» рукоплещут такому шагу. Не уверен, что наши милиционеры, которые и без того плохо справляются со своими обязанностями, далёкие к тому же от знания специфических экономических тонкостей, сумеют лучше собирать налоги и разбираться в налоговых хитросплетениях, чем это удавалось профессионалам.

– А как Вы относитесь к тому, что на Западе, да и у нас, некоторые СМИ начали муссировать тему усиления роли ФСБ в обществе?

– Такие страхи мне кажутся преувеличенными. Надо ясно понимать, чего мы хотим: сильного или слабого государства? И ФСБ, и МВД, равно как и Министерство обороны, – это те институты власти, которые обеспечивают государственность, являются символом силы или слабости страны. И уж если мы видим Россию великой и сильной, то и её, так сказать, государственные столпы должны быть надёжными.

О коррупции и «телефонном праве»

– На недавнем координационном совещании правоохранительных органов, в котором принимал участие Владимир Путин, прозвучала информация о том, что в России на взятки чиновникам ежегодно тратится 16 миллиардов долларов. Коррупция приняла масштабы национального бедствия, а в Государственной Думе при этом лишь после девятой попытки в первом чтении одобрен законопроект «О противодействии коррупции». Можно тут что-то сделать, кроме принятия закона?

– Прежде всего, необходимо принципиально пересмотреть роль чиновников. Их нынче в России больше, чем было во всём Советском Союзе. Поэтому надо резко сократить число госслужащих, зато тех, кто остался, обеспечить достойными социальными гарантиями, в том числе и высокой зарплатой, при непременном условии честного и добросовестного выполнения должностных обязанностей. И, конечно же, необходим строгий спрос с тех, кто нарушает закон, использует в корыстных интересах своё служебное положение, вплоть до выдачи провинившимся своего рода «волчьего билета». На координационном совещании тема борьбы с коррупцией прошла красной нитью. Необходимость соответствующего закона сегодня не вызывает сомнения, и, думаю, он будет принят.

– Кроме взяточничества, есть и ещё одна вредная для общества проблема, которая идёт от чиновничества, – «телефонное право»...

– Согласен. Министерские чиновники повсюду суют нос, указывая, что и как надлежит делать. Неприглядно тут выглядит, считаю, и наше родное Министерство информации, о чём я могу говорить как бывший журналист. Оно пытается подмять под себя все отечественные СМИ. В то же время министерство равнодушно взирает на то, что сегодня телеэкраны заполнены бесконечно льющейся кровью, убийствами, драками, откровенным растлением подростков и молодёжи. Для чего, скажем, создавался государственный канал «Культура»? Где на нём наша российская многонациональная культура, с её высоким словом, фольклором? На этом канале можно сделать интереснейшие программы, а не только ток-шоу «культурная революция».

О социальном государстве

– Геннадий Николаевич, в последнее время Вы всё чаще говорите о том, что 2003 год станет стартовым для принципиального пересмотра подходов к социальной политике государства. Что в основе Вашей уверенности?

– Наверное, все заметили: в последнее время эта тема постоянно среди центральных у президента. Да и в правительстве всё чаще говорят о приоритете социальной ориентированности кабинета министров. Сегодня власть начинает понимать: трудно рассчитывать на какие-то серьёзные перемены, если положения седьмой статьи Конституции не будут осуществляться. Пришло время переходить от слов к делам. Нынешний год должен стать базовым для проведения в 2004 году реформы заработной платы. Депутаты должны добиться и законодательно обеспечить, чтобы её минимальный размер, а также размер пенсий, были сейчас не ниже прожиточного минимума. А в ближайшие три-четыре года подвести под европейские нормы: минимальная зарплата – не ниже двух с половиной прожиточных минимумов, а минимальная пенсия – не ниже полутора.

Для реализации этих планов нужно, конечно же, всерьёз пересмотреть то, как мы собираем сегодня налоги, как наполняем федеральный бюджет. Необходимо серьёзно подойти к решению проблемы основных фондов наших предприятий. Мало говорить, что их износ доходит до 75 процентов, надо принимать радикальные меры к тому, чтобы предприятия имели оборотные средства на техническое перевооружение. Мы должны проводить ускоренную амортизацию по всем основным фондам. В будущем году депутаты намерены серьёзно подойти к решению проблемы основных фондов наших предприятий. Хотим мы того или нет, но просто обязаны убедить правительство вернуться к старой системе, когда определённый процент прибыли предприятий, который идёт на их перевооружение, не облагался бы никакими налогами. 

Особый интерес для федерального бюджета представляют естественные монополии. Я исхожу из того, что они должны с рубля прибыли 70 копеек отдавать государству. Оставшихся 30 копеек хватит и на развитие, и на зарплату. Для наших монополистов, которые сегодня добывают нефть, газ, каменный уголь, руду, в связи с этим возможен вопрос и о рентных платежах.

Надо проанализировать, насколько справедлив и наш единый подоходный налог. Вполне возможно, для людей, получающих в месяц миллион рублей и больше, для группы сверхбогатых, которую у нас именуют «пятью процентами», необходимо изменить систему налогообложения. 2003 год, по моему мнению, станет переломным в подходах к системе построения социального государства. На передний план сегодня выходят темы бедности и борьбы с ней. Это соответствует и намерениям партии «Возрождение России», которую я имею честь возглавлять.

– Социальные приоритеты сейчас обозначают в своих программах практически все партии. Это что: политики скопом прозрели или сказывается приближение выборов?

– Я думаю, они почувствовали своеобразную ревность к удачному решению нашей партии: не размазывать в программе обо всём на свете, а положить в основу своей деятельности лишь одну седьмую статью Российской Конституции. В соответствии с ней государство стремится к тому, чтобы человек мог нормально развиваться, имел полноценное право на труд, на отдых, на пенсию. Словом, право на достойную жизнь. Все более или менее серьёзные партии поняли: это тот конёк, на котором нужно сегодня ехать. Но я даже рад, что наша идея нашла такой широкий отклик. Согласитесь, чем больше партий будет строить социальное государство, тем быстрее оно будет построено.

О парламентских выборах

– Нынешний год – год парламентских выборов. Уже вырисовываются тактика и стратегия различных партий. Как будет привлекать на свою сторону избирателей партия «Возрождение России»?

– Самое главное: мы ни при каких обстоятельствах не станем использовать «чёрный пиар». Это наш принцип. Будем доводить до людей нашу программу. Отличие предвыборной программы в том, что она будет сдержанной. Мы очень чётко обозначим свои первоочередные шаги в случае прихода наших представителей в Государственную Думу и создания в ней фракции «Возрождение России». Определим необходимую законодательную базу для того, чтобы социальные условия жизни не находились целиком в зависимости от кабинета министров и его председателя.

– Всё же авторитет партии зависит и от личностей. Нам было приятно увидеть в рядах Вашей партии Николая Баскова, которого мы считаем в некотором роде «сыном» газеты. Его творческий путь начинался на нашем трудовском конкурсе «Романсиада», ставшем традиционным всероссийским.

– Скажу честно, я даже его поначалу отговаривал, проверяя, вполне ли осознанно он идёт в нашу партию. И не ошибся в нём. Мы ввели Николая в политсовет. Он пытается помогать творческой молодёжи. Является одним из организаторов «Самарской весны» – фестиваля в театре оперы и балета. Там будут представлены молодые голоса. Он работает над этой программой. Возможно, чья-то блестящая карьера начнётся там, как и у вас на «Романсиаде». В активе нашей партии поэты Андрей Дементьев, Давид Кугульдинов, руководители крупных предприятий, известные учёные, учителя, врачи, инженеры, рабочие, студенты.

О союзе в Белоруссией

– Создание Союзного государства России и Белоруссии явно затянулось. Не чувствуете в какой-то мере и своей вины? Есть тут просветы?

– Моей вины нет, разве что кто-то её усмотрит в том, что я «вцепился» в идею создания Союзного государства и не «отцепляюсь». Многие опустили руки, ничего не хотят делать, считая идею неперспективной. Но я действую в соответствии с убеждениями. Мы обязательно доведём союзное строительство до конца.

– Каковы ближайшие планы?

– Прошло предпоследнее заседание комиссии по конституционному вопросу, и к 31 марта, я убеждён, эту работу завершим. Передадим документ в Высший государственный совет – пусть он рассмотрит. Если будут замечания, получим две-три недели на их устранение. У нас сильные юристы.

Уверен, что в этом году проведём референдум по Конституционному акту. Хорошо бы в те же сроки провести и выборы. Договорились, и оба президента поддержали, что на базе постоянного комитета будет создан союзный совмин – структура, которая станет работать над союзными программами, взаимодействовать с правительствами России и Белоруссии. Договорились и о том, что высшее руководство будет осуществлять также Высший государственный совет на ротационной основе – без президента или вице-президента. По настроению Путина и Лукашенко я увидел, что и они недовольны пробуксовкой в строительстве Союзного государства и готовы активно работать, чтобы завершить эту программу.

Об увлечениях

– Почему Вы выбрали конный спорт?

– Конный спорт я выбрал ещё в детстве. До армии уже имел первый разряд по конкуру. Моим коньком было преодоление препятствий. Сейчас этим не занимаюсь, но рысь, галоп – выполняю спокойно. Считаю, что это – спорт добрых людей: человек, который не любит лошадь, не должен к ней и близко подходить. С лошадью надо находить общий язык. Это лучшее животное, которое создано Творцом, – и по благородству, и по красоте, и по преданности...

– Мы видели и нашего президента на лошади. Говорят, что Вы рекомендовали ему этот вид спорта. Кстати, влияет на Ваше общение с Путиным Ваше питерское прошлое?

– Я так давно уехал из Ленинграда, что никак нельзя говорить, мол, это сказывается. Правда, мы окончили один университет – он юрфак, я журфак. Но в наших разговорах никогда не обсуждаем тему: кто откуда. Однако к конному спорту, может быть, я его отчасти и подвиг: много об этом рассказывал. По крайней мере, знаю, что он овладел этим спортом уже здесь, будучи президентом. И, как понимаю, занимается с удовольствием.

Павел Анохин,  «Труд», 20 марта 2003 г.

Поделиться в соцсетях:

219

Геннадий Селезнёв

интервью

пресса

Публикации по теме

Еще в разделе