Язык межнационального разобщения

На Украине вступил в силу закон об окончательном расчленении страны.

19:23 / 21 мая 2019

Лингвоцид русского языка. Так воспринимается подписанный 15 мая ещё действующим президентом Украины Петром Порошенко закон о тотальной украинизации. Подобным образом эксперты расставили точки над i, обсуждая в СМИ принятый 25 апреля парламентом Украины закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». 

Ни слова по-русски

Документ устанавливает единственным государственным официальным языком в стране українську мову и предписывает её использование в обязательном порядке для органов государственной власти и местного самоуправления, для всех учебных заведений, больниц и сферы обслуживания – магазины, рестораны, салоны красоты, парикмахерские, автомойки… СМИ, театральные представления должны перейти также на государственный язык. Исключения – частное общение и религиозные обряды.

Следить за соблюдением закона будет специально учреждённая Национальная комиссия по стандартам государственного языка. Для их поддержки и проверки чиновников на знание мовы создаётся Центр украинского языка. Ему же предписано и выдавать сертификаты на его знание тем, кому он требуется для трудоустройства, например, чиновникам всех уровней. Сдать соответствующий экзамен бесплатно можно только один раз. Государственная сертификация на знание украинского языка обязательна для всех, кто должен использовать его в своей профессиональной деятельности.

Закон предусматривает учреждение должности уполномоченного по защите мовы, которого будет назначать кабмин. Языковой омбудсмен и его инспекторы, следя за исполнением закона, имеют право получать по своему требованию документы или их копии, любую другую информацию от органов государственной власти, учреждений и организаций государственной или коммунальной форм собственности, от общественных объединений и политических партий, юридических лиц частного права, а также беспрепятственно посещать все эти органы и организации, равно как и присутствовать на их заседаниях.

Несоблюдение закона влечёт за собой штрафы в сумме от 3 400 гривен до 11 900 (от 128 до 450 долларов). За игнорирование мовы можно лишиться и свободы до трёх лет. Излишне усердная борьба за дву- или многоязычие может вообще потянуть на статью о госизмене и сроку до 10 лет.

Подписывая документ, Пётр Порошенко заявил: «Мы постарались учесть мнения всех заинтересованных сторон, исповедующих государственную политику. Единственное, что мы не собирались учитывать, – это мнение Москвы. Пусть занимаются русским языком. А украинцам мы просто дали право слушать украинские песни, смотреть украинские фильмы, читать украинские книги». В то же время победивший на президентских выборах Владимир Зеленский считает, что этот законопроект является заложником политической риторики и принят без достаточного обсуждения с обществом. Впрочем, спикер Верховной Рады Андрей Парубий пообещал тем, кто попробует провести ревизию закона, ощутить весь гнев украинского народа.

Инициаторы тотальной украинизации считают, что развитие украинского языка как самобытного языка титульной нации укрепит национальное самосознание украинцев, сохранит их национальную культуру, традиции, обычаи, историческую память. Противники закона, который исключает из публичной сферы применение всех языков, кроме украинского, усматривают в нём источник опасного для страны негатива и межнационального раздора. Именно отмена режимом, захватившим в Киеве власть в феврале 2014 года, закона «Об основах государственной языковой политики», который наряду с украинским защищал и региональные языки, в том числе русский, спровоцировала территориальное разложение Украины – уход Крыма, гражданскую войну в Донбассе…

Не парадоксальна ли для Украины сама ситуация, когда русскую литературу изучают в переводе на украинский?!

«Этот драконовский закон не только грубо нарушает Конституцию Украины, Европейскую хартию региональных языков и Всеобщую декларацию прав и свобод человека, но и унижает украинский язык, законодательно закрепляя его беспомощность и неспособность свободно конкурировать с другими языками в литературе, науке, кино, театре, – отметил в комментарии для СМИ руководитель КПУ Пётр Симоненко. – Он унижает и выставляет носителей украинского языка людьми второго сорта, которые не способны без законодательного допинга на равных соперничать на мировых культурных и научных просторах. Те, кто разрабатывал этот закон и голосовал за него, сознательно идут на окончательное расчленение Украины с последующим подчинением её остатков сопредельными государствами. Новый языковой закон, как и церковный раскол, обостряет ситуацию в Донбассе и способствует перерастанию гражданской войны в этническо-религиозную». 

В развитие его слов уточним: принятый закон, в нарушение статьи 24 Конституции Украины, вводит тотальную дискриминацию граждан по языковому признаку. Противоречит он и принципу сбалансированности законодательного регулирования в отношении государственного языка и языков меньшинств, заложенному в статьи 10 и 11 Основного закона Незалежной, а также во все предыдущие языковые законы, на что неоднократно указывала Венецианская комиссия. Именно всё это именуется термином «лингвоцид», что буквально означает «языкоубийство» – комплекс мер административно-политического и экономического характера, направленных на искоренение языка в регионах его исконного распространения. Термин достаточно точно описывает ситуацию, когда носители языка не уничтожаются физически, как при геноциде, а подвергаются политике ассимиляции в первую очередь в языковой сфере.

Новый  закон приведёт к ещё большему сокращению обучения детей на родных языках. Что это породит, скажем, на западе страны, в приграничных зонах, где местные люди плохо знают украинский, имеют по два паспорта, а дети давно ходят в венгерские, польские или румынские школы? Не трудно догадаться об их настроениях и предпочтениях, когда речь зайдёт о том или ином референдуме, нацеленном на дальнейшую децентрализацию Украины. Стоит напомнить, что только за 23 года незалежности на мову перевели 90 процентов школ по всей стране.

О риске распада Украины из-за закона о языке предупредил украинский политолог Вадим Карасёв: «Это очень рискованно для страны, потому что именно так начинались конфликты. Известно, что некоторые государства объединялись на языке, а некоторые распадались, когда им насильственно навязывали один язык. Они распадались, потому что другие не хотели это принимать». При складывающейся языковой политике, по его мнению, этнические меньшинства повернут головы в сторону родственных этнических государств – Венгрию, Польшу, Румынию. «А где родственная страна у русскоязычных? – задался он вопросом. –  Это та страна, с которой у нас общая граница 2400 тысяч километров…»

Стараниями русофобов защита украинского языка свелась лишь к борьбе с русским языком. Но, давя русских, можно только давить русский язык, русскую культуру, но тем самым вовсе не поднимать украинский язык и культуру 

Языковой разврат

Так или иначе, но принятый Верховной Радой закон фактически является очередным этапом реализации в Незалежной плана одного из кураторов оранжевой революции, автора нашумевшей книги «Великая шахматная доска: господство Америки и её геостратегические императивы» Збигнева Бжезинского, который в своё время поучал президента Украины Леонида Кучму, – «разговор и печатные издания на негосударственном языке считать не меньшей угрозой национальной безопасности, чем пропаганду насилия и разврата».

Говоря о языковом разврате на Украине, каждый находит своё. Скажем, идут два украинца и беседуют: «Ты знаеш, як москали называють пыво?» – «Як?» – «Пи-иво» – «Повбывав бы!» И смеются. Идут два русских и тоже беседуют: «Ты знаешь, как хохлы называют Александра Пушкина?» – «Как?» – «Сашко Гарматный», и тоже смеются. «Гармата» в переводе на русский язык – «пушка»...

Эти примеры, конечно же, из серии анекдотов, но иногда борьба с москалями доходит до абсурда. Как-то в украинской газете довелось читать заметку, в которой журналистка возмущалась тем, что некоторые мужские туалеты обозначены не по-нашему, и вместо буквы «Ч» («чоловик» – переводится как «мужчина») на дверях по-прежнему начертано «М». Один депутат в ответ поиронизировал по этому поводу: хорошо, что журналистка не заглядывала за эти самые «М» или «Ч», а то вдруг бы и там обнаружила что-нибудь «не по-нашему».

Конечно же, Сашком Гарматным Александра Пушкина на уроках русской литературы в украинских школах пока ещё не называют, но разговор о романе «Евгений Онегин» в соответствии с действующим законом «Об образовании» ведётся на украинском языке. И «Сказка о царе Салтане» декламируется на мове. Не парадоксальна ли для Украины сама ситуация, когда русскую литературу изучают в переводе на украинский? Как и то, что она читается в курсе зарубежной литературы. И это в стране, где 40 процентов граждан считают своим родным языком русский, где каждый школьник в состоянии прочитать Пушкина в оригинале!

За годы независимости в Верховной Раде не раз появлялись различные законопроекты о придании русскому языку на Украине государственного или официального статуса. Но ни один из них так и не пробился в свет, хотя русский вопрос – главный в политических баталиях на всех выборах. Один из наиболее веских доводов противников русского языка строится на эмигрантских мотивах, мол, если вы переезжаете жить во Францию или Германию, то придётся изучить язык новой родины. И напрочь не хотят понимать: русскоговорящие граждане Украины, как русские по национальности, так и этнические украинцы, не переезжали сюда, а живут здесь десятки и сотни лет. Для них Украина – исконная Родина. А на Родине должно жить хорошо, поэтому они и требуют придать русскому языку статус, который обеспечил бы их культурно-языковую свободу. Принятый же закон напрямую поражает их конституционные права.

Мракобесие дерусификации – языковой политики официального Киева – длится уже более четверти века. Навязанная Украине под флагом национального возрождения и национальной идеологии построения независимого украинского государства её первым президентом Леонидом Кравчуком, она окрепла под началом, якобы, «пророссийского» Леонида Кучмы. Его позиция по вопросу о статусе русского языка за годы президентства менялась, как ветер. Сегодня уместно напомнить: во время президентской избирательной кампании редкая встреча Леонида Даниловича с народом в восточных и южных регионах Украины (а мне посчастливилось присутствовать на таковых) обходилась без вопроса о положении русского языка. Нередко звучали укоры, мол, вы обещали придать ему государственный статус, когда баллотировались первый раз в президенты Украины, но обещание своё так и не выполнили.

Леонид Кучма на эти упрёки отвечал уклончиво: «Я всегда говорил, что русский язык не должен себя чувствовать иностранным в нашей стране. Государственным языком у нас должен быть украинский, а русскому надо дать статус официального языка...» Став во второй раз президентом, он изъял из своего лексикона такое понятие, как официальный статус русского языка. Более того, без излишней дипломатии заявил о том, что преобладание в республике литературы на русском языке не делает чести Украине.

Но особенно буйно и бесцеремонно воплощалась дерусификация Виктором Ющенко и Петром Порошенко. С 2005 года, когда третьим президентом Украины стал Виктор Андреевич, перечень только законов, содержащих дискриминационные нормы относительно русского языка на Украине, уверяют эксперты, составляет 78 позиций, не считая указов, распоряжений, постановлений и прочих документов президента и правительства. В основе проводимой политики лежит идеология западно-украинского национализма, главный постулат которого – Россия как государство и русские как народ есть внешний враг Украины.

В соответствии с этим в сознание украинского населения умышленно внедряется подмена понятий, когда «Советский Союз», «советская власть», «советская армия» заменяются на «Россия», «русская империя», «русский оккупационный режим», «Русская имперская оккупационная армия». Как следствие, русскоориентированные граждане превращаются по жизни в пособников оккупантов, прислужников москалей, пятую колонну Москвы, в то время как строить новую Украину призваны национально свидоми (сознательные) украинцы…

Стоит ли удивляться тому, что при столь нацеленной пропаганде по итогам переписи, состоявшейся в республике в 2001 году, где-то затерялась четверть граждан Украины, которые прежде были русскими. Национальные мотивы побуждают многих менять и свои фамилии, разумеется, на украинские. Но если они пошли на это по своему усмотрению, то ряд граждан накануне парламентских выборов в марте 2006 года подверглись смене фамилий принудительно. Центризбирком Украины предписал избирательные списки во всех регионах страны перевести на державну мову. Одержавливание доверили компьютерам, и в результате житель Симферополя Александр Маев стал Олександр Травнив, Воробьёвы – Горобцямы, Кузнецовы – Ковалямы, Медведевы – Вэдмидямы… В итоге тысячи избирателей за две недели до выборов в Верховную Раду не могли найти в избирательных списках то свою фамилию, то свою улицу. Как подсчитала украинская оппозиция, благодаря переводу она потеряла 26 марта до 10 процентов голосов.

Только за 23 года незалежности на мову перевели 90 процентов школ по всей стране

В 2008 году президент Виктор Ющенко издал распоряжение составить списки тоталитарной литературы и изъять её из общих фондов библиотек. Очищение от вредных книг велось по идеологическому принципу. Нетрудно догадаться, что затронуло оно в основном русскоязычные произведения. Его преемник Пётр Порошенко, развивая наступление на русское, определил дальнейшие цели дерусификации образования и всего информационного пространства Незалежной. «Давайте говорить об особом статусе не русского, а английского, – ничтоже сумняшеся заявил он 3 октября 2014 года, находясь с рабочей поездкой во Львове. – Вторым языком, обязательным для изучения в школах и вузах, должен быть исключительно английский, а уж никак не русский…»

Стоит ли удивляться тому, что на официальном сайте незалежного главы Украинского государства появились петиции с требованием исключить из программы среднего образования Украины преподавание русского языка в пользу английского? Судя по всему, вскоре появится и петиция с предложением перевести украинский язык на латиницу. Идеи такого проекта уже обсуждаются в СМИ. Получается, что официальный Киев борется с языковым развратом соседа всего лишь потому, что предпочитает языковой разврат глобалистов! А там, смотришь, лет через пять-шесть Верховная Рада примет закон и об исключительности english на Украине. Не зря же говорят: опасайся тех, кто сеет раздор!

Стараниями русофобов защита украинского языка свелась лишь к борьбе с русским языком. Но, давя русских, можно только давить русский язык, русскую культуру, но тем самым вовсе не поднимать украинский язык и культуру. Чего можно добиться, упорствуя в пренебрежении ко всему русскому? Озлобить русских и тех, кто говорит по-русски, не только в Украине, но и в России. Сделать их врагами самой идеи построения нового Украинского государства, по-настоящему свободного, демократического, развитого. Не лучше ли все русскоговорящие общины Украины сделать союзниками такой мечты? Нужно ли доказывать, что на пути к этому пришло время всем вместе превратить русский язык из троянского коня российского империализма, о чём неустанно твердят наймиты вашингтонского обкома, в крылатого Пегаса, вдохновляющего два родственных народа на взаимное доверие и духовный расцвет.

Павел АнохинОпубликовано в газете «ВПК» № 19 (782) за 21 мая 2019 года

Поделиться в соцсетях:

473

Украина

украинский язык

язык

Публикации по теме

Еще в разделе