Реновация в законе

Государственная дума 14 июня приняла в третьем окончательном чтении законопроект о массовом расселении и сносе жилых домов в Москве по программе реновации. «За» проголосовали 399 депутатов, «против» – двое, один депутат «воздержался». Теперь документ должны будут одобрить Совет Федерации и Президент России.

14:54 / 16 июня 2017

Парламентские слушания в Госдуме по вопросу о сносе домов в Москве, 6 июня 2017 года. Марат Абулхатин, фотослужба Госдумы РФ

Парламентские слушания в Госдуме по вопросу о сносе домов в Москве, 6 июня 2017 года. Марат Абулхатин, фотослужба Госдумы РФ 

При обсуждении документ был значительно изменён ещё во втором чтении 9 июня. Так, из него исключили положение о том, что собственники квартир в сносимых домах не могут оспаривать решение о расселении в суде. Помимо этого, им предоставили право выбора между равнозначным (по жилой площади) и равноценным (по рыночной стоимости) жильём в новых домах. Предусмотрена возможность получения денежной компенсации взамен квартиры в сносимом доме. Федеральный законопроект также закрепляет порядок включения домов в список на снос по итогам голосования собственников квартир. При этом само голосование началось 15 мая, ещё до одобрения законопроекта.

После принятия закона мэр Москвы Сергей Собянин объявил, что продлевает на месяц срок приёма заявлений о включении дома в список на снос по программе реновации. Для этого собственники должны будут провести общее собрание и передать его результаты в мэрию к 15 июля.

В начале 2017 года градоначальник столицы заручился поддержкой у Президента Владимира Путина на проведение программы массового сноса домов, которые, по мнению главы города, скоро придут в аварийное состояние. В предварительный список на снос попали 4,5 тысячи домов. Стоимость программы оценивается в 3 триллиона рублей. Программа реновации вызвала массовые протесты со стороны москвичей. Самая масштабная акция против сноса прошла 14 мая, после чего в рассматриваемый законопроект были внесены изменения.

Что изменилось?

Перед первым чтением «Медуза» по пунктам рассказала о главных проблемах этого законопроекта. Теперь предлагает посмотреть, как депутаты ответили на претензии?

Нельзя просто взять и отнять у человека имущество.

В чём была проблема: в России есть действующие механизмы изъятия имущества для государственных нужд с равноценным возмещением, но для Москвы решили прописать особый порядок.

Как стало: депутаты принципиально не отказались от особого порядка изъятия собственности, но в итоговой версии законопроекта детально прописано, как будет заключаться договор о переходе прав на квартиру. Сам договор должен отвечать нормам Гражданского кодекса.

Нельзя предлагать жильцам только один вариант возмещения.

В чём была проблема: взамен старой квартиры можно получить только «равнозначное» жильё – это не описанная в законах норма, предполагающая, что квартира точно не будет меньше по жилой площади.

Как стало: собственник, которому не нужна «равнозначная» квартира, может написать заявление и получить либо денежную компенсацию по рыночной стоимости, либо равноценное жильё. То есть закон привели в соответствие с Земельным кодексом. Это право будет только у тех, кто приватизировал или купил свою квартиру. Жильцов коммуналок будут гарантированно расселять в квартиры, «равнозначные» или равноценные их комнатам.

Нельзя столь мутно описывать процесс учёта мнения жильцов.

В чём была проблема: в документе было просто написано, что мэрия сама решит, как проводить голосование.

Как стало: законопроект дополнили подробным описанием процедуры голосования (подробнее о ней можно почитать здесь и здесь). Но третье чтение прошло за день до того, как истекает срок голосования по этим правилам. Так что фактически они утверждены задним числом. После вступления федерального закона в силу новые дома включить в программу сноса будет уже нельзя.

Нельзя так широко описывать критерии, по которым будут сносить дома.

В чём была проблема: власти Москвы хотели самостоятельно определять серии и шифры проектов домов, которые можно сносить по программе реновации. К тому же предлагалось расселять рядом стоящие дома, которые «по своим конструктивным характеристикам» аналогичны сносимым.

Как стало: в документ добавили конкретные ограничения – сносить можно только дома по проектам 1957–1968 годов высотой не более девяти этажей.

Нельзя выселять людей за пределы их района.

В чём была проблема: жильцов сносимых домов планировалось расселять в том же или в соседнем районе, а в ЦАО, Зеленограде и Новой Москве – в пределах округа.

Как стало: новый дом должен быть только в том же районе. Исключение сделано только для Зеленограда и Новой Москвы – там расселять будут в пределах округа. Норма о переселении в тот же район прописана только для случаев, когда речь идёт о «равнозначной» квартире – то есть не меньше по жилой площади, но не по стоимости.

Нельзя просто так взять и наделить Москву федеральными полномочиями.

В чём была проблема: Москве передают функции, которые обычно есть только у федеральных органов власти. Например, в области государственной регистрации недвижимости.

Как стало: депутаты не отказались от этой идеи, но решили прописать её более детально. В частности, в закон «О государственной регистрации недвижимости» решили добавить специальный, упрощённый порядок оформления документов, когда речь идёт конкретно о Москве и конкретно о программе реновации.

Нельзя лишать людей права на судебную защиту.

В чём была проблема: решение суда о сносе нельзя оспорить, а можно только скорректировать в части равнозначности новой квартиры. Более того, мэрия предлагала начинать снос даже тогда, когда сами решения правительства города о реновации оспариваются в судах.

Как стало: оба пункта из документа убрали, сохранив за собственниками все возможные виды судебной защиты.

Источник: meduza.io 14 июня 2017 г.

Читайте также:

Поделиться в соцсетях:

615

закон о реновации

Госдума

Публикации по теме

Еще в разделе