Путч, заговор, предательство?

18-21 августа 1991 года в Москве случился ГКЧП

16:59 / 20 августа 2018

27 лет спустя историки так и не разобрались окончательно с оценками и движущими силами тех событий. А следственное дело, несмотря на чётко составленную их хронологию, десятки написанных книг и мемуаров, по-прежнему является засекреченным.
 
«ЧЁРТ С ВАМИ, ДЕЛАЙТЕ ЧТО ХОТИТЕ»
 
Государственный комитет по чрезвычайному положению провозгласил себя органом управления страной, решения которого являются обязательными для выполнения на всей территории СССР.
 
По официальной версии, члены ГКЧП сорганизовались, дабы не допустить подписания нового Союзного договора, который должен был заменить СССР некой федерацией суверенных государств.
 
Подписание такого договора, наделяющего республики всей полнотой политической и экономической власти на своей территории, было назначено на 20 августа 1991 года.
 
Впрочем, начальник охраны президента РСФСР Бориса Ельцина Александр Коржаков в беседе с журналистами заявил: «Это официальная версия из учебников, чтобы легче было оправдаться. Я-то точно знаю, что никакого Союзного договора 20 августа подписывать уже никто не собирался… 
 
Горбачёв решил ничего не подписывать, а спрятаться. И обосновать это он мог только тяжёлой болезнью. Настолько тяжёлой, что даже власть временно пришлось передать ГКЧП. Он сначала сам её передал, а потом объявил их путчистами».
 
Существует несколько версий об отношениях президента СССР и ГКЧП. Все они сводятся в основном к следующему: знал или не знал Михаил Горбачёв о готовящемся путче, способствовал ему или нет?
 
Внешне ситуация выглядела следующим образом: глава СССР уехал отдыхать в Крым, и Геннадий Янаев провозгласил себя временно исполняющим обязанности президента, так как здоровье Горбачёва не позволяло ему работать в тот момент. Спустя некоторое время гэкачеписты отправились в Крым, чтобы договориться с Горбачёвым о полноценном введении чрезвычайного положения.
 
Результаты встречи, по словам визитёров, были туманны, хотя в заключение он сказал: «Чёрт с вами, делайте что хотите, но доложите моё мнение». Гэкачеписты восприняли его слова как добро на чрезвычайное положение, объявлять которое лично президент СССР не желал.
 
Вездесущий Александр Коржаков заявил в СМИ о том, что президент СССР и ГКЧП работали сообща. В том же духе высказался в интервью Федеральному агентству новостей 21 августа 2015 года русский писатель, главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов, автор знаменитого обращения «Слово к народу»: «Список членов будущего ГКЧП утверждал сам Горбачёв, и в этот список были  включены только те люди, которые не могли выйти за рамки сценария. Думаю, подавляющее большинство из них – скорее технократов, чем политиков, – сыграли втёмную…»
 
Так или иначе, в 2008 году Михаил Горбачёв признался, что знал о готовящемся заговоре, о чём ему на встрече сообщил госсекретарь США Джеймс Бейкер, опираясь на данные американской разведки.
 
На пресс-конференции уже в 2009 году Михаил Горбачёв заявил, что жалеет о распаде СССР, а также назвал ошибочным своё решение уехать из Москвы в Крым. Высказал сожаление и о том, что вовремя не отстранил Бориса Ельцина от политики: «Надо было отправить Ельцина выращивать бананы в регионах…»
 
В свою очередь Геннадий Янаев тоже в порыве откровений сказал: нужно было сразу лишить Горбачёва президентского поста и всех полномочий.
 
Лидер фракции КПРФ в Госдуме Геннадий Зюганов крайне негативно оценивает роль и Михаила Горбачёва, и Бориса Ельцина в судьбе Советского Союза. «Говоря о событиях 19-22 августа 1991 года, сегодня можно и нужно говорить о предательстве Горбачёва и Ельцина, – сказал он в интервью «Интерфаксу». – Действуя независимо друг от друга, эти два человека сделали всё, чтобы уничтожить такую великую державу, каким был Советский Союз. Им (членам ГКЧП) надо было бы посадить под арест обоих этих деятелей, но этого, к сожалению, сделано не было. И мы получили развал страны».
 
Что касается самих гэкачепистов, по словам Геннадия Зюганова, им не хватило решительности. «Они не справились со своей задачей, проявили преступную нерешительность. Им следовало бы незамедлительно созвать Съезд народных депутатов СССР и принять на нём решение об отставке Горбачёва и определении нового курса страны», – считает лидер КПРФ.
 
 
СГОВОР СОВЕТСКОЙ ВЕРХУШКИ С «КОЛЛЕКТИВНЫМ ЗАПАДОМ»
 
Не случилось. Странности августовской истории стали темой многих журналистских расследований, как в те дни, так и в нынешние. Прежде всего аналитики отметили бездействие и апатию путчистов.
 
Утром 19 августа, уже после огласки по ТВ и радио заявления ГКЧП, в Москве и других крупных городах, как ни в чём не бывало продолжали работать телефоны, факсы, из столичных аэропортов спокойно вылетали самолёты, не было и каких-либо ожидаемых задержаний…
 
Но ещё более странным выглядит бездействие «путчистов» по задержанию Бориса Ельцина. Владимир Крючков лично должен был отдать приказ группе «Альфа» интернировать Ельцина, который 19 августа вернулся в Москву из Казахстана.
 
60 бойцов самого известного в СССР спецназа КГБ во главе с Карпухиным были от Ельцина и членов российского правительства на расстоянии нескольких сотен метров: они скрытно расположились на рубежах атаки и были полностью готовы к штурму.
 
По словам Карпухина, он лично пять раз связывался с Крючковым и запрашивал добро на захват. Но тот почему-то так и не отдал ожидаемого приказа. Именно Крючков, констатирует Александр Проханов, дал «зелёную улицу» Президенту РСФСР до Дома Советов 20 августа. Точно так же Горбачёв, вернувшись из Фороса, не потребовал от Ельцина вернуть ему, законному президенту страны, все полномочия, включая «ядерный чемоданчик». И не стал возражать против перехода всех союзных силовых структур под управление Ельцина и его компании.
 
По словам русского писателя, в недрах американских политологических и разведывательных центров, таких как RAND Corporation, сложился план по развалу Советского Союза. Согласно ему в стране на несколько дней должен возникнуть конституционный хаос: безвластие, отсутствие в Москве представителей обоих центров, управленческая неразбериха.
 
ГКЧП был ключевым этапом в уничтожении СССР – процессе, который начался с падения Берлинской стены, приобрёл явные черты в годы перестройки и завершился Беловежским сговором.
 
«И перестройка, и ГКЧП, и уничтожение СССР, и последующие «рыночные реформы» с расстрелом Верховного Совета в «чёрном октябре» 1993 года являлись, – делает вывод Александр Проханов, человек, в близком кругу общения которого находились и гэкачеписты, и ельцинисты, и представители тех самых центров, – результатом сговора части советской верхушки с «коллективным Западом».
 
«РОССИЯ» ВЫСТУПИЛА НА СТОРОНЕ ЗАКОНА
 
«Сейчас многие удивляются: все офицеры были коммунистами, как же они не выполнили приказ партии и ГКЧП? – говорит Александр Шаравин, полковник Генштаба в 1991 году. – Но нужно понимать, что офицерский корпус тоже был расколот. Часть офицеров входили в демократическую платформу КПСС и неформальные демократические движения, например «Военные за демократию». Их было немного – процентов, может быть, 25, но этого оказалось достаточно, чтобы армия не пролила кровь своего народа, а путч переродился в мирную демократическую революцию».
 
А в митингах столицы против ГКЧП участвовали около 200 тысяч граждан. Активно способствовала «перерождению путча в мирную демократическую революцию» и общественно-политическая газета «Россия». Издание, учреждённое Президиумом Верховного Совета РСФСР, одним из первых среди СМИ было запрещено указом ГКЧП, но журналистский коллектив не смирился и перешёл на специальные выпуски в виде листовок.
 
«Сегодня в Государственной публичной исторической библиотеке России хранится пять таких листовок, – говорит её главный библиотекарь, кандидат исторических наук Илья Кучанов. – Они представлены в единственном экземпляре и являют собой ценные раритетные исторические документы. Это и обращение «К гражданам России!», которое раздавалось народу уже в 9 утра 19 августа, и призыв «К солдатам и офицерам Вооружённых Сил СССР, КГБ СССР, МВД СССР» встать на защиту конституционной законности, и «Обращение журналистов газеты «Россия» к защитникам Белого дома» с воззванием к консолидации: «У нас есть только одна Родина – Россия. Будем вместе в этот страшный час. Когда мы вместе – нас не победят!»
 
На данный момент, по его словам, фонд ГПИБ является крупнейшим в России библиотечным собранием, в материалах которого отражена проблематика распада СССР и образования Российской Федерации, а также история новых политических организаций России.
 
«В коллекции библиотеки, – рассказывает Илья Кучанов, – насчитывается около 7500 названий периодических изданий (приблизительно 90 тысяч единиц хранения), более 8500 экземпляров редких и малотиражных книг по общественно-политической тематике, обширный листовой материал (около 55 тысяч документов).
 
В материалах фонда широко представлены документы и материалы по истории становления многопартийности в России, а также агитационные материалы избирательных кампаний всех уровней власти начиная с 1989 года.
 
Если говорить о подборке изданий центральных партийных органов, то важное место в ней занимает общественнополитическая газета «Россия».
 
В фонде Исторической библиотеки содержится большая часть из 1004 вышедших на сегодня номеров газеты «Россия», которая берёт своё начало в ноябре 1990 года как парламентское издание, а в настоящее время представляет интересы Партии Возрождения России. Они помогают задокументировать и осмыслить историю конкретного города, региона и страны в целом в условиях меняющихся реалий, которые уже через несколько лет могут оказаться невосстановимыми».
 
В развитие этих слов попытаемся осмыслить: так что же такое ГКЧП? Провокационный спектакль зарубежных спецслужб или бездарная, неумелая попытка спасти Советский Союз от развала? Финал или только трагический эпизод разрушения Русской державы? Вопрос остаётся открытым.
 
Павел Анохин

Поделиться в соцсетях:

107

путч

ГКЧП

история

СССР

Публикации по теме

Еще в разделе