Курилы в составе России или Японии?

Местные жители высказались против передачи островов соседней стране

17:06 / 20 февраля 2019

96% россиян, проживающих на островах Кунашир, Шикотан и Итуруп, по итогам опроса ВЦИОМ, проведённого с 11 по 17 февраля, заявили: острова, на которых они живут, должны оставаться территорией России.

Результаты исследований прокомментировал генеральный директор фонда ВЦИОМ Константин Абрамов. «Мы увидели редкий случай консолидированного голосования. Жители консолидированно заявили, что острова не должны никуда уходить, – сказал он, добавив, что о территориальных притязаниях Японии осведомлены 98% респондентов. – Позиция жителей южных островов Курильской гряды однозначна: Курильские острова – территория России. Это мнение высказало 96% опрошенных». По его словам, однозначное отношение к курильскому вопросу устойчиво, как на разных островах, так и в различных возрастных категориях, – показатели колеблются между 92 и 97%. «Жители настолько хотели высказать своё мнение, – отметил он, – что если кто-то из них был в море на работе в это время, то специально выходил на связь в наш штаб, чтобы мы учли и его мнение».

Позиция курильчан во многом соответствовала духу и сути полемики круглого стола, состоявшейся 14 февраля 2019 года в конференц-зале Международной Славянской академии в Москве под началом её президента – председателя Российского Общенародного Союза доктора юридических наук Сергея Бабурина. Открывая дискуссию, он подчеркнул: «Мы убеждены, что защиту территориальной целостности страны мы в силах обеспечить, опираясь даже на сегодняшние законы. И требуем от государственной власти эти законы строго соблюдать!»  

В собрании участвовали дипломаты, учёные, политики, предприниматели, представители различных общественных организаций, внимательно следящих за российско-японскими переговорами, как то: Общественного комитета по нарушению территориальной целостности и отчуждению территорий России, Межрегионального общественного движения «Русские Курилы», Всероссийского комитета по защите Курильских островов... Тема круглого стола – «Южные Курилы: непростая судьба. Уверенное будущее в составе РФ или плавный дрейф в сторону Японии?» Разговор получился обстоятельным, аргументированным, с оглаской многих конкретных фактов, широко не известных публике. У присутствовавших не было сомнений в том, что под предлогом заключения мирного договора идёт торг: сколько островов и каким образом передать их Токио?!

Представляем вашему вниманию стенограмму состоявшегося круглого стола. Прочитайте – не пожалеете.

«Южные Курилы: непростая судьба. Уверенное будущее в составе РФ или плавный дрейф в сторону Японии?» – тема круглого стола, проведённого в Международной Славянской академии наук, образования, искусств и культуры. Время проведения: 14 февраля 2019 года.

Сергей Николаевич Бабурин, президент Международной Славянской академии наук, образования, искусств и культуры, председатель Политической партии «Российский общенародный союз», доктор юридических наук, профессор:

– Позвольте от имени Первой народной Ассоциации фондов мира приветствовать всех откликнувшихся на обеспокоенность российской общественности тем, что творится с границами Российской Федерации, и собравшихся сегодня на круглый стол, посвящённый защите территориальной целостности России. Предлагаю построить работу традиционно: вначале участники в течение 5-10 минут изложат своё видение ситуации. Затем, если у кого-то будут вопросы, задать их. Если у кого-то будут возникать очень важные вопросы или уточнения по ходу дела, то, конечно, их можно будет поднимать в процессе разговора. На правах принимающей стороны меня попросили быть координатором нашего круглого стола.

Я не буду делать вступительных слов, но хочу сказать, что те лозунги и эмблемы, которые вы видите на стенах нашего зала, сделаны не ради нашей встречи. Здесь присутствуют многие участники и митингов, и круглых столов, и различных обращений, которые не первый день выступают и в защиту российского статуса Южных Курил, и за нерушимость наших границ на Западе, на Востоке, в любом другом месте. Это – плакаты или транспаранты наших публичных официально согласованных в надлежащем порядке мероприятий. Мы убеждены, что защиту территориальной целостности страны мы в силах обеспечить, опираясь даже на сегодняшние законы. И требуем от государственной власти эти законы соблюдать. Разрешите первым предоставить слово Юрию Юрьевичу Болдыреву. Он среди нас единственный народный депутат СССР, а это пожизненное звание. Пожалуйста.

Юрий Юрьевич Болдырев, экономист, публицист:

– Спасибо. Уважаемые коллеги!  Прежде всего, я благодарен Комитету по защите Курил за то, что предоставил нам возможность провести дискуссию. Мы представляем постоянно действующее совещание по защите Курил в России. Хочу обратить ваше внимание к плакатам. Ориентируемся на местности. Вот что есть на плакате, под которым я оказался? Там – фига с подписью: «Наши Курилы не отдадим!» Кому фига обращена? Японцам? Не японцам! А кому? Я опять ориентируюсь на местности и смотрю на такой интересный плакат, где написано: «Сдача Южных Курил – госизмена!» Так к кому фига должна быть обращена? Фига должна быть обращена к тем, кто предаёт интересы России. И мой короткий вступительный доклад так и называется: «О необоснованности и преступности самого факта ведения переговоров».

О чём речь? Переговорщики проговорились. Сначала проговорились в конце прошлого года японцы, когда стали говорить о том, что они даже не будут требовать компенсации за период «оккупации» островов, а население может даже остаться. Затем проговорились наши. Официальное заявление МИДа в конце того же года звучало примерно так: заявление японской стороны грубо искажает суть достигнутых договорённостей. Для нас это сигнал: значит, есть какие-то тайные договорённости за нашей спиной.

Наша позиция была определена 14 декабря на широком совещании по защите территориальной целостности России. В его работе участвовали представители порядка 30 организаций. И мы поставили вопрос о недопустимости самого факта ведения скрытых от русского народа, от российской общественности переговоров.

А что является предметом переговоров? Только что премьер-министр Японии Синдзо Абэ в парламенте своей страны сделал очень важные заявления. Первое: есть запись переговоров один на один Синдзо Абэ с президентом России Владимиром Путиным. И эта запись японской стороной засекречена. Мне бы очень хотелось услышать подобные дебаты в российском парламенте, где представители народа поставили бы вопрос о том, какие вообще есть основания для каких бы то ни было секретных переговоров, тем более один на один?! Это раз. Существует ли запись у российской стороны? Засекречена ли она и от кого? Мы хотим понимать, есть ли в парламенте представители народа, имеющие все необходимые допуски секретности для того, чтобы быть допущенными к материалам секретных переговоров.

Почему важно ставить этот вопрос именно так? Потому что тот же Синдзе Абэ в своём парламенте заявил: предметом переговоров – внимание – является не мирный договор, а четыре острова Южно-Курильской гряды. Значит, мы ставим вопрос о необоснованности и преступности самого акта ведения российским президентом, российским МИДом переговоров о потенциальной сдаче (неважно на каких условиях) части российской территории. Нет никаких отдельных островов, есть суверенная территория Российской Федерации.

В Конституции Российской Федерации не сказано ничего, что могло бы стать основанием для ведения переговоров, для ведения какого бы то ни было торга о территории России. Декларация 1956 года никоим образом не обязывает Российскую Федерацию заключать с кем бы то ни было мирный договор. В этой Декларации не говорится ни слова о каком бы то ни было возврате кому-то территории. Говорится о возможном акте доброй воли, но, ещё раз подчёркиваю, эта страница была перевёрнута ещё в 1960 году после заключения Японией договора о безопасности с США.

Предмета для наших переговоров нет. В Конституции РФ не сказано ничего о том, что допускало бы сам факт ведения подобных переговоров, а также никакого требования о заключении с кем бы то ни было – с США, с Науру, с Японией какого бы то ни было мирного договора. Исходя из этого, мы ставим вопрос о необходимости расследования самого факта ведения переговоров как действий, с нашей точки зрения, преступных.

Соответственно, 14 декабря было принято решение о создании общественной (до тех пор, пока у нас нет парламента, который мог бы расследовать подобные преступные действия) комиссии по расследованию всех фактов отчуждения территории Российской Федерации. Это касается и потенциального отчуждения Южных Курил, неважно в ползучей форме, как совместное освоение, в прямой или ещё какой-то форме. Это касается и островов на море. Это касается и акватории Баренцева моря. Это касается сдачи в долгосрочную аренду территории РФ под прикрытием так называемой территории опережающего развития. Всё это – факты необоснованного антиконституционного преступного отчуждения территории Российской Федерации. Подробнее о работе этой комиссии расскажет позднее Владимир Иванович Филин. Спасибо.

С. Н. Бабурин:

– Спасибо, Юрий Юрьевич! Я попрошу сейчас взять слово Анатолию Аркадьевичу Кошкину, одному из крупнейших современных японоведов. Он и как учёный, и как общественный деятель давно уже занимается этими вопросами. Его публикации – это всегда событие как в отношении японо-советских отношений, так и нынешних.

Анатолий Аркадьевич Кошкин, профессор Восточного университета, действительный член (академик) Российской академии естественных наук, доктор исторических наук:

– Пользуясь случаем, хотел бы от себя лично и от вас поздравить нашего председательствующего с недавним юбилеем. Замечательная дата. Он у нас молодой ещё человек, которому работать и работать. Но главное для меня то, что он одним из первых в тяжелейшие ельцинские времена, да и, наверное, в горбачёвские тоже вместе с нами был на баррикадах борьбы за территориальную целостность и Советского Союза, и Российской Федерации впоследствии. И принципиально не уступая никаким веяниям и соблазнам, в том числе и японским (а они умеют это делать), этот человек твёрдо стоит  на правильном пути. За это ему честь и хвала!

Я бы хотел передать большой привет от нашего большого друга из Сахалина, из Сахалинской области, Сергея Алексеевича Пономарёва, замечательного человека, борца с большой буквы. Он, кроме того что возглавляет Сахалинское отделение Русского географического общества, является также соучредителем нашей организации, которая была создана, мы хотели 3 сентября, но получилось 5 сентября. Однако будем считать, что 3 сентября прошлого года мы создали организацию, которую назвали Межрегиональное общественное движение «За защиту территориальной целостности России. Русские Курилы». Впрочем, наличие в наименовании  слов «Русские Курилы» не ограничивает нашу деятельность. Мы выступаем в целом за территориальную целостность по всему периметру нашей границы. Важным направлением нашей организации является также борьба с фальсификациями истории.

К сожалению, здесь нет японских корреспондентов – на наши мероприятия, которые мы проводим в Регнуме, они обязательно приходят. Сегодня я хотел бы иметь понимание в том, что здесь собрались не какие-то японофобы, которые только и мечтают, как испортить отношения между нашими соседними странами, с великим японским народом. А я не преувеличиваю, это действительно великий народ с древней богатой культурой. Я, например, считаю себя, если не поклонником, то человеком очень уважающим японскую культуру. Я люблю японскую природу. Да и с японцами у меня, слава  Богу, складываются очень хорошие отношения. У меня есть, что крайне редко для японцев, настоящие друзья в Японии, с которыми мы по-настоящему дружим уже около полувека. Вместе делим и радости, и трудности, и невзгоды. И за всё это время ни разу друг друга не предали, что называется.

Теперь хочу высказаться по поводу того, с чего всё это началось? Я долгие годы работал в директивном органе, формирующем нашу политику в отношении Японии. Его возглавлял заместитель заведующего международным отделом ЦК КПСС Коваленко Иван Иванович, специалист высочайшего класса и уровня. И за все годы советской власти, начиная с 60-го года, мы ни разу не допустили включения в совместные заявления, в какие-либо протоколы слова «территории». Они очень сильно бились за это, но у них ничего не получилось.

Но достаточно было Горбачёву впервые поехать в Японию в апреле 1991 года… Мы были против этого. Надо было отложить визит, но супруге Михаила Сергеевича захотелось поехать туда именно на цветение сакуры. К сожалению, такие политические вопросы иногда решаются с точки зрения индивидуальных каких-то пожеланий и капризов.

Результатом этой поездки было открытие ящика Пандоры. Впервые в советско-японских отношениях глава государства и соответственно МИД, получается, признали существование так называемого территориального вопроса. Не только признали, но и под давлением японцев вписали в совместное заявление перечень всех островов, не Хабомаи и Шикотан, которые по глупости обещал Хрущёв, а все острова Большой Курильской гряды. Таким образом, по сути дела, поставили под сомнение суверенитет нашего государства над этими территориями. Вина Горбачёва за это велика.

Последующие руководители государства, однако, приняли эту эстафетную палочку. И дело дошло до того, что японцы уже предлагали просто-напросто купить эти территории. Я не оговорился, именно купить. Во время апрельского визита в Советский Союз генерального секретаря правящей либерально-демократической партии г-на Отзала рассматривался в окружении Горбачёва вопрос о том, чтобы эти острова уступить за 26-28 миллиардов долларов. Это копейки, по сути дела, стоимость двух или трёх лет эксплуатации в плане биоресурсов.

Остановить эту сделку удалось с трудом. Мы, в том числе и ныне покойный первый миллионер, как его называли, Тарасов, подняли шум. Вы, наверное, слышали его выступление в Верховном Совете. Он сделал заявление о том, что Горбачёв собирается продать Курильские острова за 200 миллиардов долларов. Я так подумал: японцы предлагали 26-28, наши запросили 200, а сторгуются на 100 миллиардах. Но тогда, чтобы вы понимали ситуацию, шла борьба за эти деньги между Горбачёвым и Ельциным. Ельцин был заинтересован в том, чтобы деньги за Курилы поступили не в казну Советского Союза, а в казну Российской Федерации, которую к тому времени он уже возглавлял.

Японцы умеют обволакивать партнёра лестью, посулами, что они в полной степени использовали в отношении наших руководителей. И дело дошло до того, что Ельцин в расслабленном состоянии на рыбалке под Красноярском заявил: он подарит эти острова, причём-таки не два, а все четыре другу Рю. По этому поводу есть публикации, в том числе и мои публикации со слов японских участников. Это просто трудно представить, но такое было.

Пришедший на смену Борису Ельцину президент РФ Владимир Путин не был знаком со спецификой общения с такими необычными партнёрами, как японцы. Я считаю, что он во время одних из переговоров с тогдашним премьер-министром Японии Мори допустил большую оплошность, когда в конфиденциальном порядке пообещал в случае избрания на второй срок приложить все усилия для того, чтобы передать Хабомаи и Шикотан Японии. У них тоже есть поговорка – ковать железо, пока горячо. Они, естественно, очень обрадовались этому и стали подбивать Путина к тому, чтобы вести переговоры, как они говорили, «по двум колеям». То есть отдельно по Хабомаи с Шикотан, ссылаясь уже на аннулированные обещания Хрущёва, и параллельно по поводу Кунашира и Итурупа.

Тут надо отдать должное Владимиру Владимировичу, он категорически отказался от того, чтобы идти по этому пути. Но, по моим наблюдениям и анализу, а также со слов и наших, и японских участников, я знаю, что президент Путин до сих пор является приверженцем разрешения этого вопроса, как мы говорим, на основе хрущёвского компромисса. Именно об этом и шла речь осенью вначале в Сингапуре, а потом в Буэнос-Айресе.

Без преувеличения скажу, что та волна протестов, которая была организована, в том числе и с нашим участием, в известной степени остановила этот процесс. И то, что мы видим сейчас, это в известной степени агония режима Абэ, который понял: нахрапом, а они уже обещали, что рамочное соглашение в июне этого года будет подписано в Осако, не взять. Сейчас, по последней информации агентства Диди, а я рано утром обычно все японские газеты, во всяком случае по этому вопросу, прочитываю. Уже говорится о том, что это стало невозможным и поэтому надо, как они написали, менять стратегию в этом вопросе. И, что важно, дают понять: видимо, во время нахождения Абэ у власти этот вопрос решить не удастся.

Тут же появились публикации о том, что они хотят хотя бы синицу в руке. Речь уже идёт не о двух островах, а об одном, как они пишут. Это притом, что у них идея два плюс альфа, то есть Хабомаи и Шикотан. Кстати, надо сказать, что Ельцин в сентябре 1992 года собирался ехать сдавать эти территории, к идее чего причастны Козырев и Кунадзе, деятели такие были. Сейчас они не признают этого, но тогдашний ответственный работник, начальник департамента Того признавал: в марте 92-го года во время визита в Японию Козырева он министру иностранных дел Ватанабэ предложил без подписания мирного договора получить Хабомаи и Шикотан. А потом вести переговоры о Кунашире и Итурупе. Это – полное предательство России. И оно прозвучало настолько необычно и удивительно, что японцы заподозрили ловушку и тогда от этого варианта отказались.

Сегодня, как я видел публикации, они отстаивают всё ту же идею два плюс альфа. Кстати, когда нам трактуют переговоры с Путиным, нас вводят в заблуждение, говоря о том, что Абэ и японцы якобы согласились на два острова. Ничего подобного не было. Речь идёт о двух плюс альфа. Народ в это верит, но нас, специалистов, в заблуждение не введёшь. Надо было видеть митинг, который прошёл 7 февраля в Токио. Там и премьер-министр выступал, и были плакаты, на которых четыре острова написаны. Причём в грубой форме: верни четыре острова!

Поэтому не надо впадать в какую-то эйфорию, вот, мол, мы так додавили японцев, что они якобы соглашаются на два. Я, кстати, в октябре был у них в Саппоро, где для меня организовали двухчасовое телевизионное ток-шоу на эту тему. И там видный профессор Ивасто рассказал о двух минусах. По его словам, Путину, русским отдать Шикотан будет затруднительно, потому что там проживают 3000 российских граждан. А Хабомаи безлюдный.

Но что значит безлюдный? Там есть армия, есть пограничные войска. Однако этот термин о безлюдности активно эксплуатируется, много говорится о том, что там, якобы, люди не живут. Напомню: они там жили, но по указанию Хрущёва этих людей оттуда вывезли. Уже считалось, что японцы, коль скоро подписали декларацию 1956 года, будут ждать Хабомаи и Шикотан. В то время первый секретарь Сахалинского обкома КПСС Павел Артёмович Леонов подтверждал мне, что была секретная шифровка из Москвы готовить Хабомаи и Шикотан к  сдаче. И все предприятия, все учреждения, всё, что было возможно, оттуда вывезли. Именно поэтому они стали безлюдными, в результате деятельности Москвы, то есть советского правительства.

Так что японцы, конечно, не остановятся. В нынешних новостях проскользнула ещё удивительная фраза о том, что надо готовиться к смене стратегии, которая будет осуществляться уже другим кабинетом. То есть на Абэ поставили крест. Кстати, там его сильно критикуют за то, что он идёт на поводу, как они говорят, у Путина, что он постоянно уступает, а это является предательством национальных интересов Японии и тому подобное. У нас об этом не пишут ни агентства, ни газеты… Я первый раз об этом говорю, хотя срок его пребывания до 2021 года. Я не удивлюсь, если он до конца своего срока покинет своё председательское место и в партии, и в правительстве.

Теперь что касается нашей позиции. Я считаю, что мы в неравной борьбе сделали всё, что от нас зависело. И, думаю, тут надо достойно оценить каждого – и здесь присутствующих, и тех, кто приходил на митинги, стоял в пикетах у МИДа, у японского посольства и в центре Москвы. Это не так просто, надо иметь мужество для этого. Пользуясь случаем, хочу выразить глубокое уважение всем этим гражданам России – и пожилым, и молодым. Трогательно было видеть, как молодая девочка стоит часами в холодный день с пикетом около японского посольства. Думаю, что мы сегодня можем сравнить свои первые успехи с первой победой нашей армии в 1941 году под Ельней. Те, кто историю знает хорошо, помнит и понимает это. Всё, что нам на данном этапе удалось, – это наше контрнаступление под Ельней.

Но это не значит, что мы должны испытывать головокружение от успехов, как говорил известный политик. Потому что в Японии не откажутся от своих замыслов. Могут использовать как и льстивые методы, так и грубые действия. Кстати, это тоже не исключено. Сейчас в прессе развернулась кампания по поводу того, что наш флот уступает японскому. Представляете, и флот, и армия, и авиация Японии, которые запрещены Конституцией, сейчас, по западной классификации, занимают седьмое место в мире, опережая турецкую армию и немецкую. А мы всё гладим по головке: японцы хорошие, надо с ними дружить.

И это не шутки. Кроме всего прочего, провокации вполне возможны ещё и потому, что в Японии существует большое количество фашистских ультраправых организаций. И совершенно нельзя исключать, что на каком-то этапе, возмутившись тому, что Японии не уступает наш президент и наша страна, они могут организовать провокационные вылазки этих фашистских ультраправых организаций. А там действительно всё совсем недалеко. В хорошую погоду очень хорошо виден Кунашир, притом что у них в достатке имеются всякие быстромоторные лодки. Наша береговая охрана и пограничники могут и не успеть. Что тогда делать? Стрелять? Это как раз их цель.

Такие случаи уже были. Поэтому процесс укрепления обороноспособности этих территорий, который в настоящее время осуществляется, надо всячески приветствовать. И более серьёзно и жёстко предупреждать наших дорогих японских друзей, как Лавров в последнее время называет переговорщиков из страны Восходящего Солнца, чтобы они учитывали не только свои интересы, но интересы и нашей страны.

Предлагаю обсуждать, что мы должны дальше делать? Наши спонтанные выступления недостаточны. Пора уже координировать наши действия централизованно и объединять народ вне каких-то идеологических, политических пристрастий и разногласий с тем, чтобы он проникся сознанием необходимости защиты этих территорий. Борьба, товарищи, сейчас идёт не за острова. Борьба – за честь и достоинство нашей страны, наших граждан, ибо милитаристское, фашистское государство, потерпевшее сокрушительное поражение во Второй мировой войне, вываливает нам целый список претензий. Не пора ли достойно ответить на них?! Разрешите на этом закончить.

С. Н. Бабурин:

– Спасибо,  Анатолий Аркадьевич! У нас один классик японоведения, поэтому ему регламент был простителен, но всех прошу ориентироваться на 10 минут. Анатолий Аркадьевич правильно говорил о 91-м. Почему Горбачёв стремительно попытался перехватить и финансовые, и иные обещания Японии? Он догонял. За год до этого в Японии  побывал Борис Николаевич Ельцин. Тогда он был там ещё не как глава Российской Федерации, а как лидер оппозиции своего рода. И на пресс-конференции в Токио провозгласил свой так называемый пятиэтапный план решения вопроса о Курильских островах, где в качестве пятого этапа, невнятно скомкав, произнёс фразу: а я бы отдал. Японцы за это ухватились, почему и начали делать ставку на него, что совершенно Горбачёва не устраивало. Вот почему он попытался взять лавры на себя и перехватить инициативу. Но это те детали, которые важны для понимания развития ситуации. Слово отцу Чаплину.

Всеволод Анатольевич Чаплин, протоиерей, настоятель храма преподобного Феодора Студита у Никитских ворот, член Общественной палаты Союзного Государства России и Белоруссии:

– Буду очень краток. Тема, которую мы сегодня обсуждаем, гораздо шире, чем только вопрос об островах. Это вопрос о духовном самочувствии нашего народа. И на митинге, который недавно состоялся, и на разных мероприятиях по этому поводу было много сказано о том, что нельзя отдавать сегодня даже малую часть русской земли, тем более часть, связанную с нашими страданиями, с кровью, которая была пролита за Отечество, связанную со справедливостью. Потому что Япония была справедливо наказана не только за то, что она делала во Вторую мировую войну, но и за многие другие антироссийские действия. Эту землю мы не можем терять никак. Это будет удар по мироощущению нашего народа, по его духовному здоровью

Мы слишком много отступали, и нас пытались, в том числе деятели пятой колонны внутри страны, заставить думать, что отступление – это нормально. Отступали мы, как я сказал на митинге, со времени Карибского кризиса. Мы многое потеряли. Мы очень много подарили в контексте тех более чем странных политических манипуляций, о которых только что было сказано. Мы должны, наконец, ясно сказать, что ни пяди русской земли не нужно отдавать никому. Более того, нужно всерьёз поставить вопрос, почему была потеряна русская земля во многих местах в течение последних двадцати-тридцати лет.

Для нашего народа курильский вопрос очень значим именно потому, что это вопрос нашего национального достоинства. Именно потому, что это вопрос о том, способны ли мы компенсировать те отступления, которые происходили в течение нескольких десятилетий. Это вопрос о том, можем ли мы ради нашей земли поступиться экономическими выгодами, к тому же более чем сомнительными. Можем ли мы сказать, что для нас честь, достоинство, наша земля, наша память, жертвы наших предков важнее любой выгоды?

Сегодня некоторые люди и в коридорах власти, и в экспертной тусовке говорят: отставим в сторону любые соображения, которые касаются политики,  общественной жизни, главное – экономика. Так вот, экономика не главное, потому что экономические преимущества, экономические достижения теряются очень-очень быстро, как только нация утрачивает своё достоинство, своё духовное мироощущение, свою миссию в мире. Если у тебя нет души, если у тебя нет сердца, если у тебя нет целеполагания, если у тебя нет понимания того, зачем ты живёшь, ты можешь накопить сколько угодно денег, оружия и всего прочего, но потерять это за несколько дней, месяцев, лет.

Так потеряли очень многое наши позднесоветские элиты, решив, что их кто-то встраивает по доброй воле в проект, который, по сути, был чужим. Нам всегда нужно быть не менее жёсткими, чем нашим японским визави. Люди достаточно волевые, которые так же, а я довольно хорошо знаю, испытывают определённый нравственный духовный – внутренний волевой – кризис из-за того, что страна когда-то была очень мощной, но оказалась по собственной вине и по справедливости в униженном положении. Мы хорошо знаем, как из такого униженного национального достоинства рождаются самые агрессивные, самые жёсткие политические доктрины, связанные с реваншем.

Все очень хорошо помним это по истории XX века. Но в ответ на эту жёсткую волю нам нужно проявлять не меньше воли. Нам говорят про Южные Курилы, а мы давайте спросим о Хоккайдо. Почему эта земля находится под японским контролем? Люди, по крайней мере, имеют право об этом спросить. Известно, что в XVII веке там появились японцы на фоне коренного населения айнов. Чуть позже, в XVIII веке, там появились наши люди, наши казаки. И что интересно – появились айны, которые были приняты под покровительство Российской империи.

Да,  это место спорное. Это место, в котором японцами было практически истреблено коренное население. Но мы, по крайней мере, можем спросить: а по какому праву одна несправедливость воспринимается в Японии как что-то нормальное, а последствия другой несправедливости, связанной со Второй мировой войной и с действиями Японии в течение этой войны, считается чем-то тем, что можно пересмотреть. Они пытаются пересмотреть статус Южных Курил, а мы давайте говорить о пересмотре статуса Хоккайдо. Давайте говорить о пересмотре всех итогов Второй мировой войны в этой части мира. Если вы решили распаковать ящик Пандоры, якобы с нерешёнными проблемами Второй мировой войны, хотя они в принципе решены, давайте распакуем его.

По всем вопросам, которые касаются XX века и, в том числе, по той гибридной войне, которую вели против России в 1904–1905 годах, о последствиях и справедливом наказании этих событий. Давайте распакуем всё. Жульничеством и откровенным издевательством над нашими национальными чувствами является попытка распаковать только одну проблему и умолчать о тех несправедливостях, которые копились веками. Особенно те, которые стали очевидны в XX веке и были разрешены по справедливости в 1945 году. Всё, что хотелось бы сказать. Спасибо большое.

С. Н. Бабурин:

– Спасибо, отец Чаплин. Мы безоговорочно согласны. Я вспомнил, как у меня в 1992-м было несколько встреч и достаточно обстоятельных разговоров с министром иностранных дел Японии Ватанабэ. Один из их аргументов был такой: что вы о Курилах, это четыре скалы в океане, вы вон Крым отдали и не требуете себе, а тут за какие-то четыре скалы цепляетесь. Пришлось ему объяснять, что мы Крым не отдавали, и никогда не согласимся с тем, что Крым не российский. Но, слава Богу, за эти годы с Крымом всё решилось. И, конечно же, мы никогда не соглашались и не согласимся с тем, что Курилы – это каких-то четыре скалы в океане. Это не какие-то скалы, а русские!

Пожалуйста, слово предоставляется Владимиру Сергеевичу Микояну.

Владимир Сергеевич Микоян, международник-дипломат:

– Спасибо. Говоря о перспективе, которую вроде бы задумали японцы и наши лидеры, мы пытаемся найти ответ: а почему нам-то всё это нужно? Одно из предположений, это какие-то экономические блага, которые японцы могут на нас пролить. В подтверждение такой догадки, а она, наверное, одна  из главных, привожу слова пресс-секретаря президента России: «Нам нужно привлекать японские инвестиции, нам нужно выстраивать отношения в области высоких технологий, но мы не можем в полной мере задействовать весь потенциал наших отношений с Японией, а мы обязаны сделать всё, чтобы его раскрыть».

Ну, в общем-то, недвусмысленно высказываются эти надежды, Я должен сразу сказать: они абсолютно беспочвенны. Поймите меня правильно, я не о том, что у нас не может быть развития торговых экономических отношений с Японией. У нас не может быть прорыва в этих отношениях, о которых нам пытаются говорить, судя по словам пресс-секретаря президента. У нас не может быть прорыва после заключения договора о добрососедстве, как угодно его можно назвать. Не может быть по нескольким причинам.

Вот вы слышали, произносится слово «потенциал» и то, что мы не можем его раскрыть. Я долгое время занимался вопросами внешней торговли и могу достаточно ответственно сказать: да у нас  практически ни с одной страной мира не раскрыт потенциал. Вот я 6 с половиной лет работал в Чехии, это страна, где 10 миллионов человек живёт. По сравнению с Японией она по населению несоизмерима. Так мы и с Чехией не можем раскрыть до сих пор этот потенциал. Но у нас-то, слава Богу, споров нет с чехами.

Давайте возьмём Южную Корею. У нас товарооборот с Южной Кореей 19 миллиардов долларов – практически такой же, как с Японией. В этом году вроде бы Орешкин обещал там до 20 миллиардов дотянуть. Это ещё посмотрим, но у нас, слава Богу, нет и с Южной Кореей никаких территориальных споров, а товарооборот у нас почему-то не растёт или растёт медленно. Почему корейские инвестиции в нашу экономику не идут?

Для этого есть огромное число причин. Я их называю ограничителями. Они естественные, и объективные, и субъективные. И преодолеть их просто не получится, потому что поднимется шлагбаум в виде этого мирного договора. Ну хорошо, взять объективные цифры нашей торговли с Японией, нашей торговли  с Южной Кореей, нашей торговли с Германией, с Польшей, с той же Чехией. Преобладающее в нашем экспорте – до 80 процентов – это энергоресурсы. И ничего мы с этим пока, во всяком случае, поделать не можем. Значит, пока у нас не начнут больше покупать, товарооборот будет фактически чуть-чуть расти за счёт каких-то периферийных товаров. Вот, пожалуйста, один из ограничителей.

Второе, что, на мой взгляд, очень важно, мы, ожидая, чтобы инвестиции пришли в высокие технологии, как Песков говорит, должны смотреть, а японцы-то сами хотят в высокие технологии вкладываться. И по цифрам, которые есть, приходит понимание: ничего подобного не происходит. Вот смотрите куда они хотят. Экономическая федерация региональных организаций Японии Кейданрэм –  Анатолий Николаевич, Вы, наверное, знаете – провела опрос по этому поводу. Наиболее предпочтительные отрасли их вложения в России – ресурсная энергетика, 58 процентов. Автомобилестроение, вы знаете, что 40 процентов иностранных машин на дорогах нашей страны японского происхождения. Им нужны запчасти и всё прочее. Тоже понятно. Инфраструктура – что под этим подразумевается? Дороги, которые у нас ещё в состоянии, далёком от совершенства. Мосты…

С. Н. Бабурин:

– Чтобы оккупанты не прошли и погибли на наших дорогах.

В. С. Микоян:

– …Склады, гостиницы – 33 процента. Это – недвижимость. Почему японцы готовы в неё вкладывать? Потому что с ней можно что-то делать. Это не компания, которая может прогореть, обанкротиться и уйти в воздух. Склад можно продать. Гостиницу тоже можно продать. В дороги, в мосты вкладывается государство – тут есть какая-то гарантия. Дальше идёт транспорт и логистика, опять же перевалка, склады японских товаров. Связь. Ну и бытовые товары, электроприборы, чайники, сковородки. Немного медицины – это опять же японское оборудование в наши медицинские центры.

И пищевая промышленность. Это интересное новое направление, оно ещё не поднялось как следует. Но это направление для импорта в Японию нашего мяса, курятины, гречневой крупы, гречневой шелухи, потому что японцы подушки набивают этой шелухой, животных жиров и сахара. Вот, пожалуйста, всё то, во что японцы готовы вкладываться.

А мы уже себе придумали сказку, что они вот-вот придут и принесут с собой высокие технологии. А у них совершенно другое представление, мы как-то это совершенно не учитываем. Не говоря уже о том, что они вообще на нас смотрят пока как на страну с неотработанными условиями для инвестиций.

Ещё одна организация внешней торговли «Джетро» провела анализ мнений 182 японских компаний о состоянии инвестиционного климата в России. Лишь 14 процентов опрошенных отметили позитивные факторы. Такие, как объём российского рынка – наша территория, наше население. Это – естественный фактор, и он не зависит ни от кого. Потенциал его роста – тут ещё что-то. И качество рабочей силы, как ни странно.

А негативные факторы представляют картину прямо противоположную. 84 процента опрошенных указали на скачущий обменный курс, влияющий на прибыль. Почти 70 процентов осторожничают из-за нестабильной социально-экономической обстановки. Вот она связь внутреннего и внешнего, которая у нас совсем не принимается во внимание. А за нами из-за бугра, как говорится, внимательно наблюдают. 62 процента и 59 процентов соответственно опасаются сложности административных и налоговых процедур. Мы, фантазируя, почему-то думаем о том, что нам хочется, мол, к нам придут наукоёмкие производства, какие-то будут прорывные разработки, а не о том, что японцы уже созрели нам давать. У нас ещё условия не созрели, по их, во всяком случае, представлению, и с этим надо считаться.

Опять же, подчёркиваю, для прорыва, для наращивания какого-то постепенного развития, но это происходит и с другими странами. Вот я приводил пример с Южной Кореей. Пока что японцы вкладываются в то, что достаточно незатейливо. Я не думаю, что построить с помощью японцев склады, теплицы, удлинить причал в порту и поставить краны – это громадная ценность. Да, это хорошо, я не спорю, и мы этой инфраструктурой, конечно, с радостью бы воспользовались, и будем пользоваться, но это не надо представлять как некий технологический прорыв. Это – обычная коммерческая производственная деятельность, на мой взгляд,  достаточно незатейливая. Да, полезная, но по этому поводу аплодировать японцам не приходится.

Другое дело, и это ещё одно из предположений, почему наше руководство в это дело втянулось. Какие-то крупные инвестиционные проекты, но где? Опять же возвращаемся к нефтегазовой отрасли. Только там они намерены, но тут получается замкнутый круг, потому что японцы связаны санкциями. Не далее как на днях Трамп объявил об очередных санкциях. В Сенате возродили этот законопроект о том, чтобы поставить заслон на поставки газового оборудования, и он наверняка пройдёт.

Уже сейчас японцы повязаны, развалился же фактически контракт с Роснефтью о глубоководном бурении. Японцам это дело запрещено санкциями. Получается, что  с нашими небожителями, как я называю Роснефть, Газпром, «Новатэк», где какие-то совершенно немыслимые цифры, миллиарды рублей фигурируют, японцы не могут ничего там развивать в силу наложенных на них санкционных ограничений. Или развивать как-то так периферийно, но тогда вообще получается абсурдная ситуация. Если наши экономические монстры подталкивают руководство к тому, чтобы с японцами договориться и за острова получить, я не знаю, кредиты, сложное оборудование, то понимаете, что из этого получится.

Мы можем подписать этот мирный договор под японские обещания и ничего не получить. Это так и произойдёт. Если уж эти проекты сейчас пробуксовывают или отменяются, то кто сказал, что после подписания мирного договора завеса санкций рухнет, и мы придём к какому-то такому благоприятному консенсусу?! Я считаю, что эта тема должна звучать в реальном измерении, а не обрамляться какими-то публично-красивыми надеждами, как в цитате, с которой я начал своё выступление. Да, нам много чего нужно, но только нам этого никто не собирается давать. Цифры, факты, опросы японских бизнесменов очень красноречиво об этом свидетельствуют.

Я не хочу звучать излишне пессимистично…

С. Н. Бабурин:

– Холодным душем вы облили...

В. С. Микоян:

– Будет развитие, наверное, торговли с Японией, но никакого технологического прорыва не будет ни с мирным договором, ни без него. Спасибо.

А. А. Кошкин:

– Это у нас единственное выступление по экономике, и очень важное для наших журналистов. Нам постоянно вкладывают в голову, в первую очередь японцы, что именно отсутствие мирного договора, якобы, тормозит торгово-экономические отношения. Это, мягко говоря, неправда. Дело в том, что японский бизнес очень рационален. И японские политики не могут оказывать на него какое бы то ни было давление. Приведу пример. В разгар холодной войны при существовании Коком, известной вам в разгар кампании о северных территориях, когда перед нашим посольством жгли флаги, рвали портреты – Япония делила с ФРГ первое и второе места по торгово-экономическим отношениям с Советским Союзом. В те 70-е годы Япония построила под ключ большие предприятия, которые до сих пор работают, товарищи дорогие! Поезжайте в Волжский комбинат по производству нейлона. Те, кто постарше, знают плащи болонья. Они завалили нас этим нейлоном, а потом милицию одели в эти плащи. Построили завод бытовых кондиционеров. Наши люди в то время  понятия не имели, как это в квартире может быть какой-то кондиционер. Построили японцы. Порты на Дальнем Востоке…

С. Н. Бабурин:

– И это несмотря на отсутствие мирного договора.

А. А. Кошкин:

– Какой мирный договор?! У меня как-то состоялся откровенный разговор с японским бизнесменом. Он говорит: передайте вашим властям, что если они, грубо говоря, раскатывают губы на мирный договор и всё состоится в действительности, то мы, японцы, как вы знаете, вы живёте с нами уже много лет, люди благодарные. Но это будет продолжаться год, полтора, не больше. Благодарность заплатили и всё, после медового месяца наступает рутинная семейная жизнь. И опять все проблемы вылезут. И ещё, передайте им, сказал он, что мы платить и благодарностью, и деньгами за эти острова не собираемся, ибо считаем их своими. Вот, исходя из этого, и давайте думать, будут ли они что-то давать или нет.

Ю. Ю. Болдырев:

– Позвольте короткую реплику. Спасибо. Замечательный доклад. У нас есть основание, исходя из всего того, что мы знаем, предполагать: если кто-то что-то и получит, то не страна, а те, кто ведут переговоры. Это совершенно разные субъекты. Но предположим, что вы не правы. Допустим, на самом деле, за сдачу островов можно было бы получить молочные реки и кисельные берега. Наша позиция в этом смысле однозначная: даже если бы можно было получить молочные реки и кисельные берега за сдачу островов, недопустимо перед лицом потомков торговать тем, что мы зачастую и оценить сегодня не можем. Мы знаем стратегическое положение островов, их стратегическую важность. Но мы не можем оценить завтрашние вызовы, не можем даже представить, для чего они завтра нам могут потребоваться. Есть вещи, которые на кону не должны ставиться, независимо от того, что нам кто обещает или даже что может случиться. Спасибо.

С. Н. Бабурин:

– Спасибо. Я прошу Сергея Борисовича Скворцова взять слово. Но потом буду рассчитывать, что Владимир Сергеевич реплику какую-то скажет, отвечая на вопрос: а может быть совместное освоение островов будет панацеей? Ведь нас сегодня убеждают: давайте совместно осваивать эти острова, и это, дескать, все проблемы решит.

Сергей Борисович Скворцов, сопредседатель Всероссийского комитета защиты территориальной целостности России:

– Я сопредседатель Всероссийского комитета в защиту территориальной целостности страны. Раньше, с 1992-го года, он назывался Всероссийский комитет защиты Курил. И все эти годы сменявшие друг друга правители Российской Федерации с упорством достойным, я бы сказал лучшего применения, стремились эти самые острова в той или иной форме отдать. Или четыре, на самом деле их не четыре, а с десяток. Поскольку острова плоские, Хабомаи – это целая гряда. Или хотя бы два, по их формулировке.

И реакция общественности была, в общем-то, в основном однозначна, за исключением периода 2001 года, когда никто не мог поверить, что такое патриотичное руководство такие вещи может сделать. Тем не менее это было совершенно не так. В 2002 году, на следующий год, я имел конфиденциальную беседу тет–а-тет с тогдашним вице-губернатором Сахалина. Прошло уже много лет, действующие лица изменились, но мы тогда  заговорили о якутском (?) заявлении, что там речь идёт о возвращении к декларации 1956 года. Я так достаточно осторожно сказал, что это вообще-то очень опасно. Так он мне сказал: да что там опасно?! Как только это заявление было подписано, нам из кремлёвской администрации пришло письмо с требованием согласовать передачу Малой Курильской гряды.

Ну, они там немножко потянули, поскольку в то время сахалинская администрация была категорически против всей этой торговли. Слава богу, через несколько месяцев там сменилась власть в Японии, там вертикали власти нет и управляемой демократии, и пришли люди, которые сказали: нет, нам всё надо. И, к счастью, тогда Малая Курильская гряда не ушла.

А вот в прошлом году, по разным причинам, эта ситуация опять обострилась. И, если честно, мне лично казалось, что всё безнадёжно, что вот уже вопрос согласован, решён. Но, как говорится, делай то, что должен, а там – будь что будет. И вот общественность наша не бездействовала – на этот раз постепенно сформировалась целая коалиция. Проводила сначала одиночные пикеты. Девочка, о которой упоминали, она здесь присутствует, уже взрослая девушка. Одиночные пикеты проводили. Пытались подавать заявки – ничего не получалось. Отказывали категорически. Но напряжённость в обществе  нарастала. Это, видимо, власти понимали, и 20 января всё-таки удалось провести митинг, относительно массовый – несколько тысяч человек. Ну а если посчитать так, как считает г-н Навальный, так там десятки тысяч получается. И тот митинг показал не массовость протеста, а его большой потенциал. В его подготовке, в его организации буквально принимали участие от монархистов до анархистов. И в общем-то стало ясно, во всяком случае нам, да и, наверное, где-то там наверху, что если процесс этот будет продолжаться и ситуация примет явную форму, то этот протестный потенциал может очень-очень быстро и легко реализоваться. И как сегодня докладчики говорили, процесс приостановился. Действительно, при официальном рейтинге власти в 32 процента, который продолжает потихонечку падать, какие-то резкие движения такого типа делать очень сложно.

Курилы действительно, как говорил отец Чаплин, – это символ национальной гордости нашего народа. И в этом вопросе очень опасно для властей предержащих делать какие-то резкие движения. Тем не менее вопрос не закрыт. Сегодня Анатолий Аркадьевич говорил о дальнейших движениях, о которых люди, не знающие японской реальности и хотя бы японского языка, даже не догадываются. То есть борьба будет продолжаться и там, и у нас. Нам, во всяком  случае, надо держать постоянно в тонусе нашу власть. И сегодняшний круглый стол, я думаю, свою роль тоже сыграет. Нам надо держаться, бороться дальше за территориальную целостность нашей страны.

С. Н. Бабурин:

– Спасибо. Валерий Иванович, старейший участник этого нашего движения. Пожалуйста.

Валерий Иванович Скурлатов, политолог, главный редактор информационно-репутационного портала Панлог:

– Я побывал на Южных Курилах, на островах Кунашир и Шикотан. Я видел, что там происходит, поэтому могу говорить с внутренней убеждённостью. Здесь шла речь о том, что наши народы заинтересованы в добрососедстве и год российско-японского взаимопонимания истекает. Мы видим, что наше население, наша общественность довольно тепло относится к Японии, к её культуре. Мы в своё время, 33 года назад, издали книгу «Искусство стран Востока». Главный у нас тут Лев Николаевич Гумилёв. Я составитель, редактор и автор. Там разные авторы, а по Японии, о японской культуре, о её перекличке с культурами Евразии, с Россией написал статью недавно скончавшийся, 7 января, Николай Николаевич Лисовой, один из крупнейших православных богословов.

Суть такая: мы все живём в одном евразийском доме уже веками, тысячелетиями. В этом доме у каждого народа есть своя квартира. И если эти квартиры обозначены границами, то нужно жить в добрососедстве. Но как только начинаются территориальные претензии, то всё добрососедство рушится, отравляется. Поэтому надо добиваться того, чтобы все эти вопросы были сняты. А снять их можно только признанием итогов Второй мировой войны, итогов поражения, безоговорочной капитуляции Японии 2 сентября 1945 года. В Библии сказано: побеждающий наследует всё. Вдумайтесь, побеждающий наследует всё. Победитель имеет абсолютное право что угодно делать с побеждённым. Мы взяли себе то, что считаем своим. И если поступиться этим, то мы тогда будем проигравшими, а не побеждающими.

Итак, насчёт совместного освоения. В чём задумка Путина? Я достаточно хорошо его изучал. Вот моя книжка «Путин в ответе за всё». Здесь есть раздел о том, как он хочет отдать Курилы. Называется «Путин готов отдать Южные Курилы японцам. Кто его остановит?» Эта тема давнишняя и раскусить Путина не так уж сложно.

В своё время я в дипломатической Академии МИД СССР заведовал сектором развивающихся стран третьего мира. Поэтому представляю типологию правителей периферийных стран, сырьевых, компрадорских. Уже в первый месяц пребывания Путина во власти я всё понял. И соответственно считаю, что он намерен отдать Южные Курилы. Будучи по натуре хитрым, изворотливым, упорным, он придумал вот этот план совместного освоения. Впрямую невозможно отдать (правильно сказал Анатолий Аркадьевич), хотя он как-то поделился: давайте выборов дождёмся и тогда я отдам.

Понятна его тактика и стратегия. Всё совершенно очевидно и познаётся в сравнении. Я сравнивал в этой книжке Путина с рядом диктаторов или правителей латиноамериканских стран, особенно с Хуаном Винсентом Гомесом, диктатором Венесуэлы с 1908 по 1930-й год. Всё одно к одному, совершенно, всё те же типажи, те же ситуации. Его, кстати, Вудро Вильсон называл «сукин сын, но он наш сукин сын». А потом это говорил про Самосу. Но сначала Вудро Вильсон стукнул кулаком по столу, когда Гомес пошёл на третий срок. Нет ничего нового под солнцем. И как только Путин победил на выборах 2016 года, это было три года назад, я задал первый вопрос, что теперь будет с Южными Курилами.

И словно отвечая на мой вопрос, он помчался 16 декабря 2016 года в Нагано к другу Синдзо Абэ и там предложил это совместное освоение. Совместное освоение в условиях, когда в 2009 году, зная о намерении Путина отдать Южные Курилы японцам, японский парламент, японское правительство приняло закон о том, что Южные Курилы являются неотъемлемой частью Японии, её северными территориями. Ясно, что такое совместное освоение в этих условиях, – это ползущая японизация Южных Курил, вытеснение наших людей оттуда и потом, в конечном счёте, по давнему пятиэтапному ельцинскому плану – передача суверенитета. Мы, конечно, забеспокоились после того, как этот план закрутился, начались бизнес-десанты, и поехали небольшой делегацией на Южные Курилы. И на месте попытались разобраться.

Там всё совершенно очевидно. Приезжает бизнес-десант и, пребывая в полной наглости, сразу же начинает там делить наши ресурсы. А острова сказочные  по своим богатствам. Куда ни посмотришь – отовсюду бьёт то, из чего можно делать большие деньги. И, конечно, у японцев глаза разгораются.

Мы собрали местных предпринимателей, и с ними посовещались, мол, вам грозит конец, потому что приехали японцы, собрались на площади перед мэрией в Южно-Курильском. А там уже какая-то японская бизнес-вумен сказала: зачем так много магазинчиков, мы построим супермагазин. Всё, и народ сразу отхлынул, так как население Южных Курил кормится этими магазинчиками. Там цены выше, чем в Москве, но очень много наших добытчиков морских богатств и они тратят эти деньги. В любом случае, довольны своей жизнью. А тут приходят японцы и уже ничего не будет. Скажем, на бухточку претендует наш местный кунаширский предприниматель, а его в сторону. Всё – японцам, какое там совместное освоение! Стало ясно, что там места кунаширскому предпринимателю не будет.

Мы провели тогда учредительное собрание Южно-Курильской ассоциации развития, чтобы защитить наших малых низовых предпринимателей, фермеров, которые разводят коров, торгуют молоком, тех, кто строит дороги, кто бухточки эти разрабатывает, фумаролы эксплуатирует, ванночки эти заводит и так далее. Мы собрали предпринимателей – вот протоколы этих собраний, и создали Южно-Курильскую ассоциацию развития. Мы тогда имели возможность подключить деньги, которые выделяются на развитие Курильских островов. Мы могли бы выделить деньги, которые выделяет бюджет Министерства развития Дальнего Востока. Созвонились с его сотрудниками, они говорят: как только Ассоциация будет зарегистрирована, деньги направим. По их словам, они недоосваивают эти деньги.

Уехали мы, через две недели по указке из Кремля собираются в этом же Доме культуры в Южно-Курильске бюджетники и пенсионеры, их перед этим накручивают. А перед этим предварительно вызвали поодиночке тех, кто подписал протоколы об учреждении Курильской ассоциации развития. И говорят: вам тут места уже не будет. Вот и председателя собрания Алексея Титова, можно сказать, просто выкинули из Южных Курил. Он, местный предприниматель, вынужден был всю свою технику в Краснодар перевезти. Ему регистрацию не стали делать и, конечно, копейки не досталось.

Короче говоря, эти собравшиеся в Доме культуры 70 человек, у нас было 15 человек, подписали петицию на имя Путина и Майно Судзуки. Майно Судзуки в это время находился на Шикотане. Он в прошлом в тюрьме сидел, но Путин и Абэ, будучи во Владивостоке, назначили его смотрящим. Майно Судзуки сразу же на высоком уровне приняла местная власть – губернатор, премьер-министр Сахалинского правительства. В общем, он имеет полный карт-бланш. Всё это отражено в наших документах, копии которых имеются у меня.

С. Н. Бабурин:

– А что они подписали?

В. И. Скурлатов:

 – Петицию, чтобы убрать наших российских предпринимателей с Южных Курил, потому что они якобы не соблюдают экологические правила, порядка нет. И фактически обратились к японцам: придите, владейте нами, наводите здесь у нас порядок. Мы испытали очередное предательство по Южным Курилам, которое испытываем фактически каждый день – и вчера, и сегодня – сами видите. Когда мы приехали сюда в Москву, то первым делом опубликовали у Чикина в «Советской России» вот этот протокол. И сделали заявление о предстоящих переговорах Путина и Абэ.

Мы сказали, что развивать геостратегически ключевые и сказочно богатые Южно-Курильские острова можно и должно собственными силами, без какого-либо бюджетного финансирования, если привлечь средства и таланты российских физических и юридических лиц. И передать эти территории прилегающей акватории в концессию народного акционерного общества «Курильские острова» по примеру египтян, которые два года назад на народные деньги построили вторую ветку Суэцкого канала и ныне пользуются дивидендами от его эксплуатации. 

А надо сказать, что раньше этими островами владела русско-американская компания и получала неплохой доход до конца прошлого века. Поэтому опыт есть, как эти острова самим осваивать без копейки из бюджета, за счёт привлечения средств юридических лиц. Там у нас есть, например, Верховский рыбный миллиардер, готовый вложиться. Но власть предержащие стараются освободить и расчистить площадку для японцев.

Так вот, мы опубликовали в «Советской России» 5 октября 2017 года этот протокол, рассказали о том, что за всеми этими словами о совместном освоении кроется фактическая сдача Южных Курил японцам. Это – острейшая политическая проблема, которая ныне табуирована, но непременно выйдет на первый политический план. И если в Российской Федерации национальный интерес возьмёт верх над компрадорским, то все компрадорские сделки будут аннулированы, а японская деятельность на Южных Курилах будет прекращена в случае, если она противоречит национальным интересам России.

Мы пошли с этой статьёй в «Советской России» в Государственную Думу к депутату от Дальнего Востока. Он нам грубо отрезал: что вы лезете не в своё дело, это личная инициатива Путина. К сожалению, нам никто существенно не помог из депутатского корпуса. Хорошо, что обнаружился Сергей Иванов из ЛДПР, который хотя бы в чём-то нам поспособствовал.

Нам всё-таки удалось получить подписи под обращением, которое мы подготовили и подписали недавно. Нашли людей, которые доведут это до конечной точки, хотя видите, как это всё долго и с трудом делается. Но надеемся, что будет создан плацдарм против совместного освоения, раз сами сможем это делать. И он позволит нам сделать упор на пропаганду и агитацию своими силами и, может быть, нам удастся сорвать этот упорный план сдачи Южных Курил, который уже стал идеей фикс у высшего компрадорского руководства РФ.

С. Н. Бабурин:

– Спасибо, Валерий Иванович. Пожалуйста, Владимир Иванович.

Владимир Иванович Филин, координатор постоянно действующего Совещания национально-патриотических сил России, руководитель Общероссийского общественного движения «За национализацию и деприватизацию стратегических ресурсов страны»:

– Уважаемые друзья. Хочу поблагодарить за наш на круглый стол. Мы тоже проводили недавно круглый стол, в котором участвовало порядка 30 организаций. И обсуждали мы не только Курилы, которые, конечно же, для нас крайне важны как стратегические острова, но и все те территории, которые были переданы различным государствам. А их с горбачёвских времён до нынешнего дня было передано немало. Так, Горбачёв передал США шельф Берингова моря, потеряв 200-мильную зону, чем нанёс соответствующий урон нашей стране. В Баренцевом море Медведев передал Норвегии 90 тысяч квадратных километров акватории, и мы потеряли где-то порядка 30 миллиардов долларов после того, как там обнаружились запасы различных минералов. Пол-острова Большой Уссурийский, два участка в месте слияния Амура и Уссури. 337 квадратных километров, я подчёркиваю, квадратных километров мы отдали Китаю при демаркации границы по центру реки Амур. Помните политый кровью наших бойцов остров Даманский, где мы потеряли более 60 своих бойцов?! В июне 2018 года озеро Сладкое, это Новосибирская область, отдали Казахстану, ссылаясь на то, что оно высохло.

Все эти действия должностных лиц вызвали определённую реакцию у общественности. Была создана комиссия по расследованию действий высших должностных лиц государства по отторжению территорий России. Мы стали смотреть, в чём же дело, почему власть так спокойно действует, притом что Конституция запрещает раздавать территории. И обнаружили интересную ситуацию. 

В своё время Государственная Дума принимала закон об обеспечении территориальной целостности Российской Федерации. И он был, между прочим, принят 28 февраля 1998 года. Смотрим дальше. Он же должен быть утверждён Советом Федерации?! А Совет Федерации, рассмотрев данный закон 29 июня 2001 года, уже в процессе руководства нашей страной нынешнего президента, постановил «отклонить федеральный закон об обеспечении территориальной целостности Российской Федерации. Настоящее постановление вступает в силу со дня его опубликования».

Самое интересное, что за это отклонение проголосовали практически все сенаторы. Мы стали разбираться, почему вдруг сенаторы так пошли на поводу у власти. Оказывается, они же не избирались, а просто назначались. Поэтому дальше стали смотреть, что происходит непосредственно в регионах. Я уже сказал, что были переданы территории, чем нарушен ряд статей Конституции. Но я бы хотел коснуться сейчас не только территорий, которые сегодня мы обсуждаем и которые были переданы. Хочу коснуться одного очень важного момента – это создание ТОРов. Вот мы сейчас говорим о Курильских островах. Что такое ТОРы и что такое Курильские острова? Курильские острова – это наши руки. Вот вам отрубили руку – вы без неё жить можете. А вот ТОРы – это метастазы, это раковая опухоль. Метастазы, потому что они сейчас создаются на территории РФ и представляют собой, по сути дела, государство в государстве. Они выведены из-под юрисдикции российских законов, ради чего полностью внесены изменения в ряд кодексов. Это после того, как закон 473-й о ТОРах был утверждён и принят, то тут же пошёл закон ФЗ 519 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с принятием ФЗ 474 о ТОРах. Внесены дополнения в гражданский, градостроительный, трудовой, земельный, лесной кодексы.

Внесены такие вот моменты. У нас ни в ФЗ 184,0, ни в ФЗ 131 об общих принципах организации местного самоуправления не содержатся положения о возможности отчуждения своих полномочий в пользу государственной корпорации. А тут интересная вещь, в ФЗ 131 вносится дополнение статьёй -82/3, в которой закреплено, что особенности организации местного самоуправления на ТОРах, то есть на этих территориях, устанавливаются ФЗ 473. Таким образом, имеет место неоправданное вмешательство органов федеральной власти в решение вопросов местного значения. Они все эти кодексы подвели под закон о ТОРах. Мало того, они внесли изменения в федеральные законы – о законодательно-исполнительных органах власти, о местном самоуправлении, об иностранцах, лицензировании и так далее.

Таким образом, было сделано всё для того, чтобы запустить этот механизм, который на сегодняшний день по факту нарушает несколько статей Конституции. Статья 66-я пункт 2, статья 67-я пункт 3, статья 66-я пункт 5 и федеральные законы. В том числе Федеральный закон от 2001 года № 6 ФЗ и от 31.10.2005 «О порядке принятия в Российскую Федерацию образования её в составе нового субъекта Российской Федерации. Статья 11-я пункт 1-й «Вопросы об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта может быть внесён в Государственную Думу, если на референдумах заинтересованных субъектов Российской Федерации были приняты соответствующие решения по вопросу об образовании в составе Российской  Федерации нового субъекта». Это разговор о том, что мы с вами получили новый субъект без референдума, без одобрения и таким образом получаем с вами государство в государстве, в которое можно привозить сколько хочешь иностранцев.

Но самое страшное кроется в том, что мы территории отдаём на 70 лет. А вы помните, что произошло в Косове?! В Косове албанцы заявили, что это их территория. А где гарантии того, что китайцы, японцы, которые возьмут эти территории под свой финансовый контроль, через два-три поколения скажут: извините, мы такие же, как и вы, это наша территория. Представьте себе, что 400 ТОРов будет оформлено в нашей стране.

Что ещё делают они? Они сейчас под эти ТОРы не просто отдают землю как землю, а отдают со стратегическими объектами. Вот ТОРу «Хабаровск» передали аэропорт. Причём в таких случаях тут же появляются заинтересованные компании. Вот и японская компания «Соджиц Корпорейшн» оказалась в ТОРе «Беренговский». Возмутителен сам факт того, что происходит передача транснациональным корпорациям наших стратегических объектов – это прямое предательство. ТОР «Беренговский» – это 6 миллионов га, где обнаружены запасы в один миллион тонн угля, а мы передаём его для разработки.

А теперь о том, до чего додумались у нас в правительстве. Оказывается, там нашлись умные головы, которые, понимая, что Китаю не хватает в год одного миллиарда кубических метров воды, включили в состав ТОРов водные ресурсы, жертвой чего пал Байкал, откуда вода будет выкачиваться напрямую в Китай. Я не знаю, дружественная нам эта страна или нет, но вызывает недоумение сам факт того, что мы организовали соответствующие возможности Китаю поднять свою экономику и стабилизировать ситуацию за счёт наших ресурсов. Я ещё коротко скажу…

С. Н. Бабурин:

– Ещё одна минута.

В. И. Филин:

– У нас на границе с Китаем сегодня построено несколько городов-миллионников, которые совершенно пустые. Там никого нет. Задумайтесь, для чего они построены? Как и о том, для чего проведена центральная ветка из Пекина на большой остров Уссурийский. Вот вам и ТОРы. Всё. Спасибо.

С. Н. Бабурин:

– Мы уходим в другую сторону. Подняты очень важные вопросы, но ТОРы не имеют пока к Курильским островам никакого отношения.

А. А. Кошкин:

– Имеют прямое. Дело в том, что японцы не хотят идти в эти ТОРы. Почему? В выступлении не было сказано главного: они требуют не просто торы, а чтобы на этих территориях было создано специальное законодательство для японцев, которое освобождает их от обязанности следовать российскому праву. Я обсуждал с ними этот вопрос в октябре – ноябре прошлого года. И спрашивал напрямую, почему не идёте туда. Во-первых, сказали они, это наша территория. И никакие там ваши торы нам не нужны. Создавайте нашу систему законодательства и не пускайте туда никого: ни корейцев, ни китайцев, ни американцев. Это наша территория. Если на этих условиях вы не хотите работать, то  мы туда не пойдём.

С. Н. Бабурин:

– Владимир Иванович обозначил очень важные проблемы. Я просто не хотел, чтобы сейчас все попытались сразу охватить. Это вообще проблемы, которые нужно обсуждать отдельно и специально, потому что у нас действительно сегодняшнее законодательство очень взрывоопасно с точки зрения территориальной целостности, и не только на Дальнем Востоке. Но сейчас я вот обещал Владимиру Сергеевичу слово для реплики. Надеюсь, несколько слов скажет присоединившийся к нам Андрей Александрович Фефилов. И у нас будет несколько минут для вопросов, потому что мы уже вышли за рамки наших регламентов. Пожалуйста, Владимир Сергеевич.

В. С. Микоян:

– По поводу островов надо самим себе задать вопрос, что мы там хотим делать-то. Эти острова специфические. Ну, скажем, Шикотан, там главное – рыболовство. Там есть современный рыбный, рыборазделочный завод. Но в чём главная-то проблема этих островов сейчас? Там неразвитая инфраструктура. На Шикотане нет ни одной асфальтированной дороги. И что, без японцев асфальт не можем  положить? Нам нужно переселять людей из посёлка Горный. Это совершенное позорище, как там люди живут. Сейчас вроде бы что-то начало там сдвигаться. Нужно построить им дома в посёлке Китовый, куда они будут переселяться. Нужно провести освещение в этих посёлках. Словом, надо создать нормальную инфраструктуру для нормальной жизни. Это неверно, когда говорят, что есть отток населения. Есть отток, но есть и приток. Да, молодые люди уезжают и не возвращаются назад. А куда возвращаться, если там негде жить? В квартиру с родителями?

Я к чему всё это говорю? Если говорить о совместном освоении, то в первую очередь мы должны быть озадачены тем, чтобы обосноваться на этих островах в нашем современном понимании, так как мы живём в материковой части России. Провести свет, сделать доступным бесперебойное электроснабжение, которое там, в зависимости от шквальных ветров, ставит людей в трудное положение. Надо построить всё, что требуется.

У нас есть федеральная программа. Она осуществляется медленно. Но нам, чтобы освоить эти острова, в моём понимании не нужны японцы. А что собственно они там будут осваивать? Надо просто практически всегда смотреть в детали. Совместное освоение – это хорошая фраза, но что они будут там делать? Рыбные заводы строить? У нас имеются три заявки от наших бизнесменов… Им даже не нужны никакие кредиты, у них всё есть. Они говорят: вы только не мешайте, дайте построить заводы.

Что мы ещё-то там хотим делать? Там есть геотермальные источники.
Это прекрасный источник энергии, но японцы не заинтересованы в этом. Тогда в чём они заинтересованы? Вот это не понятно. И вообще их надо спросить: а вы-то сами, когда будете вместе с нами осваивать острова, вы что хотите там делать? Эта песня уже два с половиной года длится. Там ничего не сделано и не сделано только потому, что японцам это не интересно. Постепенная колонизация – да, это интересно. А создавать что-то. Это тезис пустой.

Реплика:

 – Главное, что они этого не скрывают.

С. Н. Бабурин:

– У меня, Валерий Иванович (Скурлатов), к Вам вопрос: Вы на Итурупе были?

В. И. Скурлатов:

– На Итурупе – нет. Был на Кунашире и Шикотане.

С. Н. Бабурин:

– Я первый раз там побывал осенью 1991 года и, конечно был в отчаянии от того, что за 50 послевоенных лет мы вообще там старались ничего не делать после 1956 года. Вот наяву психология временщиков. Слава богу, сейчас она выкорчёвывается. Начали люди строить, начали что-то делать, так их опять сейчас начинают запугивать возможностью передачи.

Символом для меня было то, что на Итурупе мы взяли на Буревестнике аэродром-камикадзе, где была только взлётная полоса, потому что посадки не предполагалось. Камикадзе не было возврата – он взлетал и всё. Мы удлинили полосу, совершенно выбросив из внимания, что не просто так именно на этом мысе был лагерь камикадзе. Это был единственный мыс на Курилах, где туманы 300 дней в году. И в результате попасть туда на этот мыс и приземлиться – это была проблема. Я пару раз приземлялся и вылетал там в течение суток, так мне говорили: такого не может быть, мы не верим. А один раз я там долго сидел и выбирался оттуда уже кораблём. Уже в конце 2000-х, когда министром обороны был Сергей Иванов, мы начали делать в центре острова нормальный аэродром. Наконец начали заниматься серьёзно.

Реплика:

– Сейчас там очень хороший аэродром и аэропорт.

Реплика:

– Как раз осенью 1991 года там на взлёте самолёт и разбился. Примерно в то же время, когда мы там были.

Реплика:

– Сергей Николаевич, настораживает вопрос, мол, отдавать или не отдавать Южные Курилы? Помните?

С. Н. Бабурин:

– Я таких вопросов прошу не произносить. Завершать будем уже коллективно.

Андрей Александрович Фефелов, главный редактор газеты «Завтра» и телевизионного канала «День ТВ»:

 – Запоминается последнее. Мне хотелось бы, чтобы мои слова запомнились. Да, действительно, в 90-е годы угроза потери Курил – она мерцала над страной, над всеми нами. Я встречался генералом Ратниковым, известным деятелем, который был близко к охране Ельцина, к генералу Рогозину – наш магический отдел штаба. И он рассказывал, какие действия предпринимались патриотической группой – совершено хаотичные, но тем не менее они позволили отменить визит Ельцина в Японию. Сейчас другие ветры дуют. И как это ни парадоксально, даже если принять во внимание конспирологическую версию о том, что у Путина существует некий хитрый план отдать во что бы то ни стало Курильские острова, то объективно ситуация заключается в том, что путинский режим всё равно является гарантией нахождения Курильских островов в составе России. Если, не дай бог, режим этот будет сметён народными возмущёнными массами или не возмущёнными, а подогретыми либералами, то Курильские острова отойдут Японии. Почему? Начнётся хаотичный процесс слома государства и приход сюда либеральной части, поскольку мощного патриотического движения у нас не существует.

Реплика:

 – То есть мы не существуем?

А. А. Фефелов:

 – Да, не существуем. Конечно, Скурлатов встанет грудью и возьмёт власть, отгонит эту слабую ничтожную либеральную...

Реплика:

– Сунь Ятсен сто человек имел в 1905 году.

А. А. Фефелов:

– Хорошо, я соглашусь с тем, что у нас мощнейшее, грандиозное патриотическое движение, способное моментально захватить все коммуникации и забрать власть в свои руки. Только этого не происходит. Потому что не дана команда? Значит, дайте эту команду – мы всё сделаем. Я говорю просто о том, что существует сейчас в реальности.

Есть второй аспект, который мне кажется важным. На перспективу, отдалённо, следует всё-таки думать о некоей континентальной, как говорят евразийской, а может быть, вообще азийской доктрине. Когда действительно Америка втянет свои щупальца снова за океан и американская система рухнет, скукожится, когда исчезнет этот американский глобалистский империализм. А так думать есть все основания.

И если это случится, то нам необходимо будет выстраивать эту архитектуру. И в эту систему Япония, естественно, будет включена, но без американской базы, без американской оккупации, поскольку Япония сейчас находится под американской оккупацией. Япония с 1945 года – не свободная страна. Это японская элита понимает и как только ситуация изменится, а она рано или поздно изменится, тогда надо будет в новых условиях выстраивать эту ось. Она, конечно, будет проходить не только через Москву, Берлин и Токио, но и обязательно через Пекин. Так или иначе, там возникнет множество каких-то новых ситуаций. И огромные знания – юридические, географические, экономические, которые здесь, на круглом столе, продемонстрировали, они пригодятся. Но именно в тот период.

Нынешняя политическая тенденция – общемировая. Она – другая. И говорить сейчас о том, что Путин каким-то образом собирается во что бы то ни стало, назло себе, назло всем нынешним тенденциям, которые сейчас существуют в стране, отдавать Курилы, мне кажется, это звучит не очень солидно. А то, что патриотическое сообщество бдит, – это правильно. Юлиус Фучик сказал: люди, будьте бдительны! И это правильно. Я поддерживаю любые начинания в этом вопросе. Прошу прощения, если что-то сказал не то. Спасибо.

С. Н. Бабурин:

– Я хотел бы сказать, что Пекин придётся учитывать во всех наших геополитических построениях. Немножко напрягся от слов о континентальной доктрине. Этим мы оправдывали наш отказ от Аляски и говорили: нам не надо, мы не хотим быть морской державой и поэтому Аляска нам нужна. В XIX веке все острова, открытые нами вдали от нашей территории, отдавались другим странам. То подсознание, что мы континентальная страна, подталкивало нас к размышлениям: зачем нам базы, зачем нам острова в Южной Атлантике, около Антарктиды или ещё где-то далеко в море...

Реплика:

– …Гавайи.

C. Н. Бабурин:

– Ужасная ситуация, и поэтому боюсь геополитиков, начиная с Дугина. Слишком много у нас в своё время было разных практических выводов, которые оказались ошибочными. Но я хочу обратить ваше внимание на то, что Китай уже начинает снимать одежды Золушки – возьмите инцидент, о котором у нас пока не очень-то упоминают. Речь идёт о министре по развитию высоких технологий Китая, который отказался подать руку Чубайсу на международном форуме в Давосе. Это было сделано демонстративно. Я убеждён, что это не фейк.

А. А. Фефелов:

– Вы уверены? На самом деле это, скорее всего, фейк, в чём я уверен на 99 процентов.

С. Н. Бабурин:

– Мне китайцы позвонили и сказали, что это было предварительно обсуждено. Я тоже хочу это проверить, но в любом случае Китай начинает говорить о том, что он лидер и раздаёт оценки, в том числе России. Однако будем завершать. Если есть какие-то вопросы, то задавайте очень коротко. Ещё более короткие ответы, и мы завершаем.

Реплика:

– У меня вопрос к Кошкину, связанный с тем, что Синдзе Абэ и вся японская верхушка меняют тактику ведения борьбы.

Реплика:

– …Говоря о жителях, они ссылаются на тот практический опыт, когда Российская Федерация передала Азербайджану два посёлка с жителями без всяких условий, без их желания. Плюс в 2015 году 2000 га земли, пастбища Азербайджану опять же без всяких решений. Японцы сейчас ставят вопрос и дали поручение местным геодезистам о разработке чисто юридической международный базы о том, что эти острова являются частью Хоккайдо. И в этом случае не требуется никаких согласований для передачи территорий со стороны Российской Федерации, а в случае межевания земель просто передаётся территория в рамках геодезической конструкции страны. Не кажется ли вам, что это действительно новая тактика ведения новой борьбы?

А. А. Кошкин:

 – Нет, мне не кажется, потому что это всё тот же бред, который навязывают японскому народу, ну и соответственно нашему. Дело в том, что все эти острова, во всяком случае, Кунашир, Итуруп, Шикотан с древних времён, со второй половины XIX века включены ещё во времена Императрицы Екатерины Великой в состав Российской империи. Вот карта, посмотрите. Тогда остров Шикотан назывался Чикото. Японцев там и близко не было.

И как эти острова могут быть продолжением Хоккайдо? Продолжением Хоккайдо с большой натяжкой можно рассматривать Хабомаи и Шикотан, но не Кунашир и не Итуруп. Теперь они говорят, что мы в 1951 году отказались в мирном Сан-Францисском договоре от Курильских островов. И когда им карты показывали, указывали, они соглашались с тем, что никакого отношения не имеют к этим островам.

Но тогда, когда американцы им сказали: нет, вам надо эти острова забрать для себя, им нужно  было как-то выйти из этой ситуации. И тогда они придумывают, что якобы эти острова не входят в те Курилы, от которых они отказались. А это какие-то северные территории. Но это полный бред. У меня масса фотографий, где все эти территории как Курильские. Например, почта на Кунашире, на Итурупе обозначена как «Тисимо». Тисимо – это Курильские острова. А они говорят, что якобы входили чуть ли не в состав Хоккайдо. В состав Хоккайдо, если говорить справедливо, в его округ Неморо, входили Хабомаи и Шикотан. Это – правда. Но обосновывать таким бредом претензии на Кунашир и Итуруп они не имеют права.

Более того, японские учёные и серьёзные политики говорят им, что вы тем самым ослабляете нашу позицию, ибо это противоречит и географии, и истории. Я с ними бьюсь полвека по этому вопросу. Вот огромный зал – профессура, политики. Я им говорю: вы разберитесь, дорогие мои, японцы, совместите историю с географией. Хоккайдо один из главнейших островов Японии (заканчиваю), не был до революции мэйдзи в составе японского государства. Правильно? А если Хоккайдо не являлся, как они говорят, исконной территорией, то как острова севернее Хоккайдо могут быть исконными? Эти острова никогда не были исконными территориями японцев, но они никогда и не были исконными территориями России, естественно. Это исконные территории народов айно.

С. Н. Бабурин:

– Спасибо,  Анатолий Александрович. Есть ещё очень короткие вопросы? Пожалуйста.

Павел Васильевич Анохин, журналист еженедельника «Военно-промышленный курьер»:

– Во время гражданской войны царское золото России, украденное Колчаком, позднее нашлось в Японии. Использует ли российская власть его в качестве аргумента в споре о Курильских островах? Предпринимает ли какие-то шаги к его возвращению в Россию?  

С. Н. Бабурин:

– Часть золотого запаса, вывезенного Колчаком, действительно сгинула в Японии. В 2018 году вышла книга «Российское золото за рубежом: некоторые итоги поиска», которую подготовила целая группа авторитетных специалистов. В ней шла речь более чем о 50 тоннах золота. Его японские интервенты, как известно, захватили путём прямого грабежа зимой 1920 года. И оно действительно могло стать очень веским аргументом в дискуссии с Токио о Курилах. Но, к сожалению, ни одно российское правительство до сих пор не поставило о нём вопрос. Никто не искал его официально.

А. А. Кошкин:

– Есть документы, которые сообщают, что за один день «Йокогама спеши банк» увеличил свои активы в десятки раз. Это золото и было там.

Реплика:

– Гораздо интереснее вопрос о репарации, по которому Япония должна была выплатить нам за нанесённый ущерб.

Реплика:

– А мы отказались.

С. Н. Бабурин:

– Поэтому давайте вспомним то, о чём Валерий Иванович Скурлатов говорил: от попытки Хрущёва задружить с Японией отказалась она сама, заключив договор с американцами о размещении военных баз на своей территории. Почему в 60-м году Советский Союз был вынужден сказать: тогда всё, закончили все сусальные обещания. Если возвращаться к переговорам, то не к 1956 году, а к победоносному 1945-му. К моменту безоговорочной капитуляции Японии и исходя из этого выстраивать их. И если действительно Хоккайдо является продолжением Южно-Курильских островов, значит, они должны освободить Хоккайдо, и в соответствии с безоговорочной капитуляцией Россия готова заняться освоением Хоккайдо.

Ю. Ю. Болдырев:

 – Уважаемые коллеги! До тех пор, пока не происходит событие, нам трудно поверить, что нас так можно предать. До тех пор, пока не соглашаются на сдачу крылатого металла и соответствующей отрасли под полный контроль США, нам трудно себе представить, что наша власть пойдёт на такое предательство. Для предотвращения этого всё что угодно можно было предпринять. Национализация не нравится Дерипаско – выгоните его и национализируйте как стратегически важную отрасль, но не отдавайте американцам.

Сегодня не прозвучало, но получается так, что мы спорим с японцами. Не с японцами мы спорим! Не нужны им четыре острова. Эти четыре острова нужны американцам для того, чтобы вскрыть Охотское море. Об этом все знают, но почему-то не прозвучало. Давайте не делать вид, что у нас идёт спор с Японией.

В данном случае ключевым подстрекателем, поджигателем и соответственно марионеткой на службе этого подстрекателя – США – является, к сожалению, наша власть. До тех пор, пока не был создан хотя бы один ТОР, мы не узнали, на каких условиях сдаются наши территории на 70 лет. Можно говорить: нельзя поверить в то, что Путин сдаст нашу территорию почти по косовскому варианту. А её уже сдали, поэтому давайте действовать. Здесь сегодня звучали очень важные аргументы.

Но первичной всегда является политическая воля. Все остальные аргументы являются только полноценной мощью для реализации политической воли. И нам жизненно важно зафиксировать, что Россия ни при каких условиях не должна ради каких-то коврижек торговать своими территориями. Всякая даже постановка вопроса о начале переговоров о сдаче территорий должна пресекаться. Что было бы с Трампом, если бы он сейчас вдруг начал переговоры с Россией, а российский президент заявлял бы, например, в парламенте, что переговоры ведутся и их предметом является Аляска? И эти переговоры велись бы один на один нашего президента Путина с Трампом. Догадываетесь, какой был бы скандал в США? Что сделали бы с Трампом? Импичмент был бы немедленно, если бы выяснилось, что он ведёт такие переговоры. В американских традициях пристрелили бы просто как собаку. Импичмента бы даже не дождался.

Что делать нам? Давайте чётко, ясно, однозначно зафиксируем: преступление по отторжению российских территорий не грозит нам, преступление уже осуществляется. Отторжение территорий Российской Федерации уже осуществляется, о чём сказал Владимир Иванович Филин. И мы должны жёстко пресекать это всеми возможными способами. Какие способы имеет в распоряжении народ? Для обсуждения этого вопроса надо использовать и другие площадки. Это преступление должно быть пресечено!

С. Н. Бабурин:

– Спасибо. Все остальные вопросы обсудим в рабочем порядке.

Поделиться в соцсетях:

389

Курильские острова

Япония

Публикации по теме

Еще в разделе