Екатерина Саркисова: Экстрима не боюсь

Запрос общества на стабильность в России сменился запросом на перемены.

17:38 / 5 сентября 2017

Екатерина Саркисова, член Партии «Партия Возрождения России» Екатерина Саркисова, член Партии «Партия Возрождения России»

Своим видением проблем и предстоящих перемен в школьной и студенческой жизни в интервью для «России» поделилась студентка 4-го курса факультета психологии МГУ имени М. В. Ломоносова Екатерина Саркисова.

Екатерина Саркисова

Вожатый человеческих душ

– Начало нового учебного года Вы встречаете, можно сказать, на боевом посту, в детском лагере…

– Да, я отработала три смены вожатой в подмосковном лагере активного отдыха «Контакт». Моими подопечными были мальчишки и девчонки от 13 до 17 лет, всего 37 человек. Это уже моё второе лето в качестве вожатой. Годом раньше я работала в лагере, где моими подопечными были дети 6-7 лет.

– С кем интереснее: со старшими или младшими?

– Интересно с обеими возрастными группами, но по-разному. Малыши удивляют своей доверчивостью, фантазёрством, а старшие – взрослостью рассуждений и творческой развитостью, я бы даже сказала, многогранностью кроющихся в них талантов. Они умеют и петь, и ставить танцы, и играть на разных музыкальных инструментах, и сочинять сценарии и постановки. А ещё очень умные и любознательные…

– Ваш отряд, наверное, состоял из детей, представляющих, как сейчас принято называть, элиту страны?

– Почему, как умные – так сразу дети элиты?! Мой отряд, например, в полной мере отражал весь социальный срез нашей страны. Да, в большинстве своём были дети из средних слоёв населения, может быть, чуть выше среднего, ведь путёвка в лагерь стоит недёшево: 40 тысяч за одну смену. Но немало и тех, кому эти путёвки достались за 4 тысячи рублей – это дети из неполных, социально неблагополучных или многодетных семей. И там не было такого, чтобы обеспеченные дружили с обеспеченными, элитные, как вы говорите, с элитными, а обездоленные чувствовали себя изгоями. Как ни странно, в отношениях между детьми эта разница почти не чувствовалась. Они сдружились не по социальному или имущественному положению, а по интересам и увлечениям. И в отряде, при всём многообразии детских характеров его составляющим, возникла тёплая творческая атмосфера.

– Может быть, в этом заслуга, скорее, вожатой, которая готовится стать профессиональным психологом и уже знает секреты доступа к человеческим душам?

– Мне бы хотелось с этим согласиться, но главный секрет всё же в том, что они пока руководствуются другими ценностями, другими мотивами и это радует. Для них сейчас самый главный вопрос – это вопрос самоопределения. Ребята активно пытаются понять, что им делать по жизни, кем стать? Они пребывают в возрасте активного постижения приёмов адаптации, тайн выживания в окружающем социуме, чему благотворно способствует детский коллектив.  

Екатерина Саркисова, член Партии Возрождения России

Запрос на перемены…

– А насколько они политизированы? В СМИ сейчас активно обсуждают этот вопрос после прошедших под началом Навального митингов и акций протеста с участием юных россиян? Даже появился термин – «политическая педофилия»…

– Почему-то в России так: если школьники, скажем, старшеклассники участвуют в мероприятиях оппозиции, то это резко осуждается и всякими громкими терминами сопровождается, а если на стороне власти, то – горячо приветствуется. Чиновники и политики должны задуматься над этим и понять: именно такое двуличие в оценках политической и общественной жизни страны раздражает многих россиян. И вполне закономерно, что запрос общества на стабильность в России, как свидетельствует недавний опрос ВЦИОМ, сменился запросом на перемены. Руководитель Центра Валерий Фёдоров, говоря об этом на августовском Всероссийском молодёжном форуме «Территория смыслов…», отметил: экономический кризис в России закончился, но не наступил широкомасштабный экономический подъём. Такая фаза, по его словам, является «опасной», так как появляются «революционные настроения», а «люди перестают терпеть и начинают требовать».

Однако вернёмся к Вашему вопросу. В большинстве своём ребята переходного возраста интересуются тем, что происходит в стране, в мире. Конечно же, видят некоторые проблемы и знают их не понаслышке. Особенно живо обсуждают события, которые затрагивают вопросы справедливости, спорят о том, как можно изменить ситуацию. Например, они понимают, что многодетным семьям живётся тяжело и предлагают увеличить помощь. Они хорошо осведомлены о том хаосе, что творится в стране с пенсиями, и уверены: их дедушки и бабушки должны получать более достойную пенсию. Много говорят о коррупции, усматривая в ней одну из главных причин того, почему народ бедствует. 

– Есть ли у них какие-то политические предпочтения, скажем, между тусовкой во главе с Навальным и партией «Единая Россия»?

– Да, на самом деле было много ребят, которые говорили о том, что смотрят на Ютюбе видео с Навальным, и это им интересно. Однако в таком возрасте нелегко категорично сделать выбор в одну сторону. Сейчас они психологически готовы попасть под влияние очень многих людей и, разумеется, политических сил, которые кроются за ними. Если кто-то из политиков, например, выступит с убедительной речью, если родители как-то его одобрят, поддержат, то дети проявят интерес к такому политику, но не более того. Не думаю, что у них сейчас может сразу чётко сформироваться представление о том, к какой партии или политической организации они тяготеют, к какому политику готовы примкнуть. Дети в переходном возрасте подвержены эмоциональному воздействию и нередко попадают под влияние того, кто больше нравится, не вникая в суть его действий. Выбор, сделанный в эмоциональном порыве, часто заканчивается горьким разочарованием и последующей политической апатией.

Екатерина Саркисова, член Партии Возрождения России

– Можно ли заранее противостоять такому негативному воздействию на детские умы?

– Накануне нынешнего учебного года прозвучало немало, на мой взгляд, вполне приемлемых и разумных предложений. Например, о возвращении политинформации в школьную программу обучения. Или более расширенное изучение такого раздела, как «гражданское общество» в учебном курсе по обществознанию. Интересное предложение по организации профессионально- ориентированной работы с интернет-зависимыми детьми, а таковых, по социологическим исследованиям, до 40 процентов. Эта ситуация настораживает не только тем, что такие дети могут в порыве эмоций пойти на экстремистские акции безответственных политиков, но и утерять навыки адекватного общения с окружающими людьми, родственниками.

– В этом плане, наверное, может оказать полезное воздействие на детей решение о преподавании психологии в школе, о чём заявила на недавней пресс-конференции глава Минобрнауки РФ Ольга Васильева.

– Да, действительно, с 2020 года в школьную программу планируется ввести преподавание детской и подростковой психологии. Предполагается, что она будет изучаться в рамках ОБЖ по 20 часов ежегодно с 3-го по 11-й классы. Соответствующие учебники и программы, как сообщила министр, уже готовятся. Детям необходимо не только знать, но и понимать всё то, что с ними происходит, с чем сталкиваются, что испытывают по мере своего взросления. Например, о том, что первая любовь нередко бывает несчастной, что рожать в 13-14 лет нельзя. По исследованиям Научного центра имени В. П. Сербского, сегодня у 40 процентов учеников отмечается школьная дезадаптация, у 70 процентов – пограничные психические расстройства. Школьный курс психологии, безусловно, поможет детям в их социализации.

– Вы, наверное, готовитесь стать детским психологом?

– Работа в детских летних лагерях, безусловно, дала мне возможность приобрести профессиональные навыки, укрепить свои знания на практике, помогла моему становлению как психолога. Однако моя специализация – клиническая психология, а если точнее, экстремальная, предполагает работу в чрезвычайных ситуациях, когда происходят землетрясения, техногенные катастрофы, возникают пожары, в результате чего рушатся здания. Этим, как правило, занимается отдел экстренного реагирования МЧС России.

– Приходилось уже бывать в экстремальных ситуациях?

– Пока нет, но я работала волонтёром и в больнице, и в морге, и в ветеринарной клинике, где видела и кровь, и изуродованных людей, ставших жертвами различных обстоятельств. Так что экстрима не боюсь…

Екатерина Саркисова, член Партии Возрождения России

Космический факультет

– Самое время спросить Вас о том, с каким настроением, с какими помыслами лично Вы начинаете свой студенческий учебный год?

– Преисполнена готовности много работать, вгрызаясь в гранит знаний. Уже 4-й курс, какие-то фундаментальные знания присутствуют, пришло время заниматься своей специализацией.    

– В СМИ много говорят о необходимости перемен в студенческом образовании, в студенческом образе жизни. Что можете сказать по этому поводу?

– Перемены к лучшему – это всегда хорошо. Тем более, что в студенческой жизни проблем в избытке – это и общежития, и питание, и стипендии, и устаревание некоторых дисциплин, присутствующих в курсе обучения. Например, в этом году по настоянию студентов у нас сняли такой предмет, как методология образования. Он вёлся на протяжении многих лет и абсолютно утратил свою актуальность. Тоже самое можно сказать о некоторых «школах психологии», которые в нашем университете трактуются подробно, но явно устарели.

В нынешний век информационных технологий, которые являются мощным инструментом тиражирования и воспроизводства знаний, меняется парадигма обучения, сама система образования. Современному специалисту важно не только обладать знаниями, но и знать, как их заполучить в нужном объёме, владеть способностью к профессиональным действиям в условиях социальной неустойчивости, непрерывных общественных и техногенных трансформаций. Необходимость новых подходов в системе образования России потихоньку осознаётся, и некоторые вузы постепенно преобразуются в новую образовательную структуру.

– Порадовал ли Вас какими-то нововведениями родной МГУ?

– Мне как выходцу из семьи, имеющей прямое отношение к освоению космоса, очень приятно говорить о создании в университете космического факультета. В МГУ впервые прошёл набор на новый космический факультет – 30 человек в магистратуру на четыре программы. Одна из них нацелена на изучение поведения живых организмов в космосе и создание условий для имитации таких процессов на земле. Вторая связана с исследованием в области физики высоких энергий, транзиентных излучений, радиационных поясов. Третья программа способствует качественной подготовке управленцев для космической отрасли. Четвёртое направление – обработка космической информации. Россия своих лидирующих позиций в освоении космоса, как видим, уступать не собирается.

Интервью взял Павел Анохин. Автор фото: Александр Омельянчук и Юрий Алексеев

Поделиться в соцсетях:

459

Екатерина Саркисова

интервью

за возрождение России

Публикации по теме

Еще в разделе