День памяти Конституции

12 декабря Россия широко отметила 25-летие ныне действующей Конституции, которая в этот день была принята на референдуме и вступила в силу 25 декабря 1993 года со дня официального опубликования в «Российской газете».

16:47 / 13 декабря 2018

Указ № 1400… 

Сегодня уместно напомнить, что прошедшему четверть века назад волеизъявлению народа предшествовало жёсткое противоборство двух политических сил, расколовшее страну в 1992–1993 годах на два непримиримых лагеря. С одной стороны, Президент России Борис Ельцин, его Правительство во главе с Виктором Черномырдиным и их сторонники, с другой – Верховный Совет и большая часть народных депутатов во главе с Русланом Хасбулатовым, вице-президент России Александр Руцкой и их соратники.

Кульминацией того противостояния стали кровопролитные события 3–4 октября 1993 года, чему способствовал известный Указ № 1400 от 21 сентября о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Именно он позволил безальтернативно выставить на референдум ельцинский проект Конституции. Этим же указом уменьшалось число голосов граждан, необходимых для изменения Конституции. Она, по действовавшему на то время Закону о референдуме РСФСР, могла быть изменена большинством голосов от общего числа избирателей страны. Указ 1400 установил: для изменения Конституции достаточно более половины голосов от числа пришедших на референдум. В итоге явка на референдуме 12 декабря составила 54,8 процента, «за» проголосовали 58,4 процента. Новый Основной закон, таким образом, поддержали лишь 32 процента зарегистрированных в стране избирателей. Протоколы избиркомов прошедшего референдума вскоре были уничтожены, притом что возникло множество вопросов к чистоте его проведения.

Всё это породило сомнения в легитимности действующей Конституции Российской Федерации. Видный политик того бурного времени – народный депутат РСФСР Олег Румянцев, ответственный секретарь Конституционной комиссии Съезда народных депутатов, подготовившей проект Конституции, откровенно высказался о наболевшем: «Спор о полномочиях, закончившийся печально в октябре 1993 года, до сих пор пока ещё не разрешён. Не преодолены его последствия. И поправка в Конституцию в виде главы «Парламентский контроль», а не только принятие закона, могла бы определённым образом разрешить этот спор и быть сигналом к национальному примирению». Впрочем, сейчас он оценивает ситуацию несколько по-иному: «Конституция 1993 года – продукт реального исторического процесса. Её разработка происходила в условиях жесточайшего политического противостояния, что не могло не сказаться на юридическом и политическом качестве отдельных статей. Но нельзя критическое отношение выдавать за отрицание Основного закона».

Так или иначе, но сегодня можно признать: всенародное голосование 12 декабря 1993 года подвело черту под конституционным кризисом в стране и позволило в спокойной обстановке познать «современный парламентаризм» России.

«Буква и дух Конституции»

В преддверии юбилея Основного закона страны в обществе традиционно обострилась дискуссия о его достоинствах и недостатках, о необходимости его совершенствования или принятия нового. Впрочем, в последнее время она ведётся постоянно. В этом году остроту полемике придала опубликованная в той же «РГ» статья председателя Конституционного суда РФ Валерия Зорькина «Буква и дух Конституции». В ней он назвал её недостатки и отметил, что они «вполне исправимы путём точечных изменений».

Председатель КС сравнил российскую Конституцию с «Мерседесом»

Среди «недостатков» Валерий Зорькин выделил отсутствие должного баланса в системе сдержек и противовесов, недостаточно чёткое распределение полномочий между президентом и правительством, между федеральным центром и регионами, а также в определении статуса Администрации президента и полномочий прокуратуры. Не нравится ему и «конструкция» статьи 12, которая определяет, что местное самоуправление не входит в систему органов государственной власти и условно самостоятельно. По его мнению, это «даёт повод к противопоставлению органов местного самоуправления органам государственной власти». Председатель Конституционного суда считает, что муниципалитеты должны занимать то место, которое они по факту давно занимают в стране: «нижнего звена публичной власти».

Отдельную главу в своей статье Валерий Зорькин посвятил социальной несправедливости. На основе жалоб, приходящих в КС, он делает вывод: главный источник напряжённости в обществе сейчас – это социально-экономические проблемы, недостаточная защищённость социальных прав россиян, катастрофичный разрыв между богатыми и бедными, к чему привела несправедливая приватизация в стране. «Всё это говорит о том, что мы ещё далеки от реализации положений статьи 7 Конституции РФ, которая гласит: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека», – констатирует глава КС. И напоминает, что именно подобный социально-экономический раскол внутри общества стал причиной революции 1917 года.

Выход видит в создании двухпартийной системы, позволяющей «сформировать политическую волю основных социально-политических сил как в элитах, так и в массах», и укреплении оппозиции, которая должна иметь реальную возможность прихода к власти. «Их конкуренция в парадигме «правящее большинство – парламентская оппозиция» предотвращает политическую систему от застоя и загнивания, реализует «проветривание политических лёгких» в государственном организме, позволяет обеспечить не только «слушаемость», но и «слышимость» масс со стороны власть имущих», – подчёркивает председатель Конституционного суда.

Новую правовую систему необходимо строить на идеях русской философии XIX – начала XX века, призывает Валерий Зорькин. Идеи солидаризма, соборности, ответственности каждого не только за себя, но и за других должны быть противопоставлены доминирующему в мире «либерально-индивидуалистическому подходу к правопониманию».

Закон внешнего управления страной

Выступление главы Конституционного суда, судя по комментариям в СМИ и интернете, вызвало в обществе разноголосицу. Одни увидели в его словах предложение внести точечные изменения в Конституцию, а саму её не трогать, другие – сигнал о предстоящей кардинальной реформе главного закона России. Наиболее продвинутые в политике россияне восприняли идеи Валерия Зорькина частью кампании по подготовке общественного мнения к ревизии Конституции, цель которой – обеспечить пребывание у власти Владимира Путина после завершения четвёртого президентского срока.

«Стоит ожидать корректировок, которые будут решать исключительно прикладные задачи, вопросы удержания власти действующим руководством страны, – заявил депутат Денис Парфёнов, выступая от фракции КПРФ на пленарном заседании Госдумы 6 декабря 2018 года. – Ведь Конституция, с такими широкими полномочиями Президента во многом и принималась именно для того, чтобы дать Борису Ельцину почти неограниченную власть и продолжать разрушительные рыночные реформы, а по сути – разграбление страны. Весьма вероятно, что теперь уже новые изменения могут попытаться свести к таким, которые помогут Владимиру Путину оставаться у власти сколь угодно долго. Стоит ожидать отмены ограничения на число президентских сроков, исполняемых одним и тем же лицом. Либо более сложной конструкции, когда президенту придётся снова пересесть в кресло председателя правительства, и Конституция должна будет перераспределить полномочия в его пользу, легализовать его безграничную власть в новом качестве».

Показательными в этом направлении являются поправки, предложенные в нынешнем 2018 году главой Чечни Рамзаном Кадыровым. Парламент республики внёс в Госдуму поправки к Конституции о продлении полномочий главы государства с двух до трёх сроков подряд. «На данном этапе развития страны назрела необходимость увеличения продолжительности пребывания в должности главы государства одного лица до трёх сроков подряд... На фоне сложившейся сложной внешней политической обстановки важно сохранить преемственность государственной власти», – говорится в пояснительной записке к законопроекту. Кадыров неоднократно заявлял, что Путину альтернативы нет.

Более 40% россиян никогда не читали Конституцию

Так или иначе, в СМИ появились информационные вбросы, предполагающие кардинальную модернизацию и Конституции, и верховной власти, вплоть до создания некоего всевластного Совета и появления невыборного поста «лидера нации». Так, в апреле 2018 года лидер ЛДПР Владимир Жириновский в своих поправках в Конституцию предложил вместо института президентства в России ввести коллективный орган управления страной – Госсовет, в состав которого войдут все губернаторы, ключевые министры, руководство парламента и «наиболее авторитетные люди страны с наибольшим политическим весом». Основные полномочия при этом перейдут к председателю Госсовета, который будет назначать «руководителей административных единиц страны» – губерний, краёв, республик.

Коммунисты, воспринимая действующий Основной закон нелегитимным, ратуют, как минимум, за его ремонт. В пух и прах разбил нынешнюю Конституцию «президентского самовластья» руководитель парла­ментской фракции КПРФ Геннадий Зюганов, выступая в СМИ, на думских пленарных заседаниях, разного рода форумах и конференциях. «Конституция, которую протащили на крови, к сожалению, не уберегла нас от чеченской бойни, в которой погибло более 100 тысяч человек, – заявил он 11 декабря журналистам, предваряя пленарное заседание Госдумы. – Не спасла нас от дефолта, когда обвалились все финансы. Не уберегла от различных провокаций, от нашествия НАТО, от бандеровщины на Украине. Не уберегла она нас и от массового обнищания граждан, и парализации целых отраслей экономики. Ведь погубили около 80 тысяч промышленных предприятий и почти 50 тысяч коллективных хозяйств… Самая большая опасность – это социальный раскол. Сегодня 200 семей захватили 90 процентов национального богатства. Такого нет даже в африканских странах. Сегодня 20 с лишним миллионов человек влачат жалкое существование, являясь нищими. Сегодня каждый второй гражданин страны балансирует у порога нищеты».

Тем самым, по его мнению, демонтируется одно из главных положений нынешней Конституции – о строительстве социального государства, о том, что власть не имеет права принимать законы, которые ухудшают социальное самочувствие россиян. Статья 7 о социальном государстве, «политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека», гарантирует бесплатное образование, здравоохранение, социальное обеспечение, но всё это перечёркивается. Антинародные инициативы власти о повышении пенсионного возраста, увеличении НДС, безудержном росте тарифов и цен наглядно показали, что правящий класс необязателен в исполнении Основного закона, воспринимает его положения как пустой звук.

«В статье 3 чёрным по белому записано: «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ», а также, что «высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы», – напоминает Геннадий Зюганов. – На практике осуществить право на референдум не представляется возможным. Перед желающими инициировать его встаёт непробиваемая стена. Используя казуистику собственного закона, власть цинично торпедировала в этом году возможность проведения общенародного голосования по вопросу о пенсионной «реформе». Что же касается выборов, то они превращены в полную профанацию. Под надуманными предлогами власть блокирует неугодных ей кандидатов и применяет разнообразные инструменты для проталкивания нужных фигур в руководящие кресла. Ради этого используются откровенные фальсификации, осуществляется насилие над правом, игнорируется элементарная порядочность. Отмена губернаторских выборов в Приморье и манипуляции в Хакасии это наглядно показали».

Следует отметить последовательность и конструктивность лидера КПРФ в восприятии недостатков действующей Конституции. Он давно и жёстко определил свою позицию в идущей годами полемике вокруг Статьи 13 Конституции РФ, гласящей о том, что никакая идеология не может быть государственной. «Если нет идеологии, тогда вместо неё рождается монстр, для которого главная ценность – нажива, с чем мы и столкнулись… Государство Российское всегда стояло на четырёх опорах: на сильной власти вертикальной, на чувстве коллективизма, на социальной справедливости и высокой духовности. Вынимайте любую из этих четырёх опор, и здание начнёт разваливаться, рассыпаться. Сегодня приходит осознание того, что национальные идеи не рождаются в головах элиты, они формировались народом и нацией на протяжении тысячелетий, рождались в боях, походах, в наших великих муках и победах. А мы – народ победы! Мы выжили благодаря своим победам… На том стояла и стоять будет Земля Русская!» – расставил точки над «i» Геннадий Зюганов.

В том же духе высказался и Сергей Обухов, член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, депутат ГД пятого и шестого созывов, заместитель директора Центра исследований политической культуры России, напомнив, что Госдума в 1996 году денонсировала Беловежские соглашения, которые отменили Конституцию СССР. «А это реально действующий правовой акт нынешней Российской Федерации, который при изменении политической ситуации «выстрелит». Так что конституционная проблема – «спящая». До поры до времени. Хотят в Кремле или не хотят, а все правовые дискуссии о легитимности действующей Конституции у нас в стране ещё впереди», – констатировал он.

Плакат художника И. Петрыгина-Родионова

Корень зла и причины того, что в России не функционируют нормальные демократические институты, он видит в статье 80 Конституции РФ. «Созданная наспех в ожесточённой политической борьбе с Верховным Советом РФ, эта Конституция изначально расставила свои важнейшие приоритеты: мощную и самовольную президентскую власть и слабую, зависимую власть законодательную, – пишет он в статье «Ослиные уши» самодержавия в «танковой» Конституции РФ». – Идея парламентаризма, понимаемого во всех цивилизованных странах как верховенство парламента, в Конституции 1993 года отсутствует изначально. И главный изъян, основа для оправдания ручного управления страной, отсутствия реальных демократических, а не декоративных институтов – это пресловутая 80-я статья Конституции, которая приводит к тому, что у нас президент всех назначает и снимает, имеет полномочий больше, чем у египетского фараона, императора всероссийского или советского генсека. На недосягаемый уровень власти возводит его именно 80-я статья Конституции. Составители отечественной Конституции объявили Президента РФ гарантом независимости и государственной целостности России. Однако им и этого показалось недостаточно: Президент России был объявлен попутно гарантом самой Конституции и «гарантом прав и свобод человека и гражданина». Просто поразительно! Одно должностное лицо государства (президент) – гарант прав человека и гражданина! Ни в одной Конституции из числа демократических государств ничего подобного нет. Такая суперконструкция власти главы Российского государства – основа нынешнего «ручного управления» страной».

Составители Конституции, отметил Сергей Обухов, не удовлетворились всеобъемлющей формулой «гаранта всего и вся» и доверили ему, всё по той же 80-й статье, определять «основные направления внутренней и внешней политики государства» и «обеспечивать согласованное функционирование и взаимодействие всех органов государственной власти России».

«Как охарактеризовать столь гигантский объём полномочий, сконцентрированный в руках одного должностного лица, стоящего по своему статусу над законодательной, исполнительной и судебной властью? – задаётся вопросом политик. – Когда-то такую власть называли самодержавной, сегодня у политологов имеется более современное слово – авторитарная. Следует подчеркнуть, что сама идея объявить одно должностное лицо государства гарантом Конституции – глубоко порочна. Она явно противоречит принципам народного суверенитета (ст. 3), демократии (ст. 1) и уже упоминавшемуся принципу разделения властей (ст. 10). Гарантом Конституции РФ должны быть её народ и вся система конституционных органов государства, сформированных народом России или его законными представителями!»

По информации Сергея Обухова, тремя президентами за период действия Конституции России было присвоено более 500 новых полномочий. «Президенты «осваивают» их и будут в дальнейшем «осваивать» до бесконечности на базе одиозной статьи 80 Конституции», – уточнил он.

Дмитрий Новиков, заместитель Председателя ЦК КПРФ, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам, выступая 7 декабря этого года в парламенте на научно-практической конференции «Современная Конституция РФ и законотворческий процесс», сравнил её с советскими. Их было четыре, и все они знаменовали собой переход от одного этапа политической истории к дру­гому.

Первая была принята после победы Великой Октябрьской революции на Пятом Всероссийском съезде Советов в июле 1918 года и в этом году торжественно отметила своё 100-летие. Она провозглашала установление власти «городского и сельского пролетариата и беднейшего крестьянства в виде мощной Всероссийской Советской власти в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и водворения социализма…» Конституция СССР 1924 года знаменовала образование Советского Союза. Сталинская Конституция СССР 1936 года утверждала новую постреволюционную эпоху социализма, а брежневская Конституция 1977 года запечатлела формирование советской системы в её наиболее развитом, зрелом виде. В ней подчёркивалось, что государственная собственность является достоянием всего советского народа. Права и свободы граждан ещё более расширялись. К конституционно защищённым правам добавились право на жилище, на пользование достижениями культуры, право участвовать в управлении государственными и общественными делами, обжаловать действия должностных лиц, государственных и общественных органов в суде.

«Советские конституции постулировали власть трудового народа и обозначали гарантии этой власти – социалистическую систему хозяйства и социалистическую собственность на основные орудия и средства производства. Основные права граждан также были подкреплены необходимыми гарантиями, – подчеркнул в своём выступлении депутат-коммунист. – Принятие советских конституций сопровождалось их продолжительным и массовым общественным обсуждением. В дискуссиях по проекту Конституции 1936 года участвовали 75 миллионов человек, по проекту 1977 года – более 140 миллионов. Советские конституции были передовыми правовыми документами своего времени. Остаются таковыми они и сегодня. Ныне действующая Конституция России, принятая в кризисный для страны период, юридически закрепила процесс целенаправленного разрушения системы советского народовластия. На смену пришла политическая система, свойственная реставрируемым в стране капиталистическим отношениям… С приходом к власти Ельцина был взят курс на полную ликвидацию советской Конституции. Цель – сделать необратимым процесс либеральных реформ и переход общенародной собственности в руки формирующихся олигархических групп».

Конституция, принятая под грохот канонады октября 93-го, содержит в себе 26 противоречий и фактически оформила ограничение суверенитета России в системе международных отношений, сказал Дмитрий Новиков, напомнив об официальной информации, которая в сентябре 2012 года появилась на сайте Агентства США по международному развитию (USAID). «Исполнители, финансируемые USAID, – сообщил депутат, – помогли разработать Российскую Конституцию, часть I Гражданского кодекса Российской Федерации и Налоговый кодекс Российской Федерации. Помощь USAID привела непосредственно к принятию Земельного кодекса 2001 года, который предоставил право покупать, продавать и владеть городскими и сельскими землями в России... Как следствие, Конституция 1993 года фактически оформила ограничение суверенитета России в системе международных отношений. Статья 15 прямо указывает: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Депутаты-коммунисты неоднократно предлагали рассмотреть ряд законов, которые исправили бы ситуацию. Среди таковых – о Феде­ральном Собрании, об Адми­нистрации Президента РФ, об оппозиции, о Конституцион­ном Собрании... Но все они, образно говоря, зависли в пылу административного восторга партии власти.

Справедливости ради стоит заметить, что и в дружных рядах «Единой России» встречаются исключения, жаждущие кардинальных конституционных перемен. Так, её представитель, член Комитета ГД по бюджету и налогам, координатор Национально-Освободительного Движения России Евгений Фёдоров в своей официальной странице буквально написал: «Сегодня 12 декабря – один из самых чёрных дней российского календаря. День принятия Конституции РФ, написанной для нас американскими спецслужбами при содействии запрещённого в России Американского Агентства по международному развитию (USAID).

 Конституция – это главный закон страны, имеющий высшую юридическую силу. Это означает, что в противоречие с ним не может вступать ни один закон и ни единый правовой акт нашего государства. Именно Конституции, принятой Ельциным в 1993 году на крови наших соотечественников, на попранных правах всего советского Народа-Победителя, мы обязаны тем, что теперь равны в правах на свои земли с иностранными собственниками; что теперь иностранные советники через российских ювенальных чиновников могут грубо вторгаться в нашу семейную, частную, личную жизнь, отнимая у нас и присваивая себе право на воспитание наших собственных детей, вакцинируя их сомнительными препаратами, внедряя в школьные и даже дошкольные учреждения секспросвет и изучение подрывной литературы. Согласно именно «нашей» американской колониальной Конституции, нам запрещено собственное законотворчество и собственная идеология, без которой оно (законотворчество) невозможно. Именно благодаря запрету на идеологию патриот Отечества и его предатель одинаковы в правах на те блага, которые пока ещё несёт гражданам их государство и лишение даже откровенных, открытых вредителей России гражданства запрещено. Именно в соответствии с этим Законом Центробанк, единственно наделённый правом печатать рубли (правом эмиссии), не подчиняется России и отчаянно тормозит развитие национального бизнеса и промышленное восстановление России после лихих 90-х – вакханалии безудержного грабежа и уничтожения всех завоеваний Советского Союза. Это благодаря Конституции наши распорядители ресурсами – олигархи имеют право регистрировать свои активы в оффшорах, подконтрольных Западу и неподконтрольных России (и только на таких условиях становятся олигархами и «крышуются» Лондоном)…»

Словом, по мнению Евгения Фёдорова, ныне действующая Конституция – оккупационная, сочинённая американцами и направлена на внешнее управление страной. «Россия, – неоднократно отмечал он в интервью журналистам, – потерпела поражение в холодной войне и сегодня является колонией, платящей дань США. Отменить систему внешнего управления можно, лишь изменив ряд положений Конституции». Как считает парламентарий, прежде всего, необходимо внести поправки в две её статьи. Из 13-й убрать пункт 2: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Из статьи 15-й изъять пункт 4: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». НОД под его началом разработал соответствующие поправки в Конституцию, которые позволят отказаться от антироссийской идеологии и создать свои институты управления в стране – идеологические, стратегические, а также избавиться от иностранного управления.

Своё предложение законодательно закрепить верховенство отечественного права над международным Евгений Фёдоров первый раз выдвинул ещё в 2013 году. В 2015 году его идею в интервью «Российской газете» поддержал глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин. 

Руководитель фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов, выступая 11 декабря на пленарном заседании Госдумы, призвал коллег не относиться к Основному закону страны как к некоей «священной корове», которую нельзя тронуть. Предложил начинать перемены со Статьи 7 Конституции, где говорится о том, что Российская Федерация – социальное государство. «Увы, в течение 25 лет это положение Конституции является неким протоколом о намерениях, декларацией того, что хотелось бы, чтобы наша страна была социальным государством, – сказал он. – Но когда мы видим и недавно принятый, к сожалению, закон о повышении пенсионного возраста, когда мы видим, как замораживается накопительная часть пенсии, не индексируются пенсии работающих пенсионеров, когда мы видим, как умаляется доля на образование и здравоохранение в бюджете, мы понимаем, что, действительно, мы пока ещё не социальное государство. Хочу обратить ваше внимание на то, что само понятие слова справедливость в Конституции упомянуто только один раз – в преамбуле... Больше в Конституции о справедливости не говорится…»

Настаивает парламентарий и на внесении изменений в Статью 9, пункта 2 Конституции, которые бы чётко определили вопросы о собственности на природные ресурсы и закрепили статус недр и природных водоёмов как публичного общественного достояния нынешнего и будущих поколений российских граждан.

Конституционная реформа – последний шанс сохранить Россию, уверен Иван Стариков, депутат Госдумы первого созыва (1993–1995), бывший член Совета Федерации, профессор Института экономики РАН. «Сегодня я убеждён: Конституция 1993 года имеет неустранимые косметическими мерами дефекты как в содержании, так и в «социальном происхождении», – констатирует он. – Казалось бы, маленькая двусмысленность в тексте Конституции: органы государственной власти в субъектах Российской Федерации не избираются, а формируются. И мы получаем крайне постыдную историю губернаторских выборов, которые то случаются, то отменяются, то возвращаются в извращённой муниципальным фильтром форме. В этих обстоятельствах исполнительная власть заполнила собой всё общественно-политическое и управленческое пространство».

«И запятую не трогал бы…»

Пребывающие в реальной власти в свою очередь твёрдо стоят на своём. Так, глава Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что нет необходимости менять статью Конституции РФ в вопросе доминирования международных норм права над национальными. Об этом 11 декабря сообщил ТАСС со ссылкой на её интервью телеканалу «Россия 24». По её словам, Конституционному суду дано право рассматривать принятые решения по исполнению 15-й статьи в целях соблюдения главных принципов отечественного законодательства – сохранение национальных интересов и безопасности.

Ранее журналисты «Интерфакса» поинтересовались у Валентины Матвиенко, воспользуется ли фракция «Единая Россия» своим конституционным большинством в Госдуме для внесения поправок в Основной закон страны. «Абсолютно убеждена, что никаких концептуальных, серьёзных изменений в Основной закон вносить не надо, – ответила сенатор. – Считаю, что причин для подобных поправок нет. В действующей Конституции прописано всё главное, фундаментальное, что способствует устойчивому развитию страны. Те немногие корректировки, что мы сделали, точечные, в частности затрагивающие изменение границ субъектов РФ. Что же касается концептуальных реформ Конституции, то необходимости в них я не вижу. Определённые изменения уже внесены. Я нахожу их рациональными, обоснованными. Никаких новых корректировок в этом плане не требуется. Я абсолютно уверена, что их и не будет. Конституция доказала свою жизнеспособность, акцент должен делаться на более полное использование её потенциала».

Путин не намерен изменять Конституцию России

«Принятая всенародным голосованием 25 лет назад Конституция, – отметил в поздравлении по случаю её юбилея председатель Государственной Думы Вячеслав Володин, – стала основой правовой системы России, необходимой для обеспечения благополучия наших граждан, эффективного решения задач развития нашей страны. Спустя четверть века закреплённые Конституцией ценности служат надёжным ориентиром для движения вперёд». Год назад он заявил: «Незыблемость ценностей Конституции – обязательное условие для поступательного развития государства, успеха и благополучия граждан России».

В том же духе высказался и один из тех, кто участвовал в подготовке Конституции – глава Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников в интервью журналу «РФ сегодня» (№ 12 декабрь 2018) «Уроки права. К 25-летию Конституции РФ». На вопрос журналиста о том, является ли он сторонником изменений Основного закона, прямо ответил: «Нет, и запятую не трогал бы. В нашей Конституции нет вакуума, она прошла испытание временем. Нам повезло, что те авторы, которые готовили её, имели «дар предвидения» и смогли сделать документ универсальным».

А в это время 66 процентов россиян, судя по опросам ФОМ в октябре 2018 года, считают, что Конституцию страны надо пересмотреть, и лишь 20 процентов имеют противоположное мнение.

Впрочем, с момента принятия действующей Конституции РФ на референдуме в её текст было внесено несколько существенных изменений, а также ряд поправок, касающихся названий отдельных регионов. Президент России в 2008 году инициировал увеличение срока полномочий главы государства с 4 до 6 лет, а время действия мандата депутата Государственной Думы продлил с 4 до 5 лет. Стоит отметить, что в обществе неоднозначно воспринимается та поспешность, с какой были внесены эти изменения в Основной закон. Напомним, 11 ноября 2008 года Дмитрий Медведев внёс по этому поводу законопроект в Госдуму, а 21 ноября, то есть через 10 дней, они уже были приняты и отправились на утверждение к сенаторам.

Среди конституционных нововведений и обязанность правительства РФ отчитываться о результатах и планах своей работы перед нижней палатой российского парламента. В феврале 2014 года также по инициативе Президента РФ в Основной закон страны было внесено ещё одно значимое изменение: Верховный и Высший арбитражный суды России объединили, образовав единую инстанцию. 21 июля 2014 года была принята поправка к Конституции РФ, которая позволяет Президенту РФ вводить в состав Совета Федерации до 10 процентов своих  назначенцев.

Где Конституционное собрание?

Налицо если не тупиковая, то явно конфликтная ситуация, которая со временем может вылиться в острое противостояние между обновленцами и сторонниками ныне действующей Конституции. Надо ли доказывать: если есть Конституция и её правила игры, то нужно иметь процедуру, меняющую эти правила?

В Госдуме сегодня имеется пять законопроектов, посвящённых Конституционному собранию, но ни один из них не был принят даже в первом чтении. Почему? Отвечая на вопрос журналистов по этому поводу, «единоросс» Дмитрий Вяткин, являясь в Госдуме VI созыва зампредом Комитета по конституционному законодательству и госстроительству, отметил: «... Закон о Конституционном собрании, несмотря на то, что он предусмотрен Конституцией, – это запуск процедуры пересмотра Конституции. Сейчас для её пересмотра нет ни политических, ни правовых, ни каких-либо иных оснований...» Аргумент тех, кого всё устраивает, довольно прост: как только будет принят закон о Конституционном собрании, возникнет добрая очередь желающих менять Конституцию – депутаты, сенаторы, министры, губернаторы...

А теперь впору задаться вопросом: как и легко ли изменить те или иные положения Конституции, если они устарели, вошли в противоречие с интересами развития страны? Институт русского социологического исследования обнародовал доклад по итогам состоявшегося 11 июля 2016 года семинара, где обсуждали этот вопрос. «Для того чтобы внести поправки в её 1, 2 и 9-ю главы (соответственно «Основы конституционного строя», «Права и свободы человека и гражданина», «Конституционные поправки и пересмотр Конституции»), – говорится в нём, – необходимо получить одобрение 3/5 депутатов Государственной думы и 3/5 членов Совета Федерации. Затем следует созвать Конституционное собрание, которое должно проголосовать за изменение Конституции. После этого образуется Конституционная комиссия, которая разрабатывает проект новой Конституции с внесёнными поправками и выносит его на всенародный референдум. Новая Конституция вступает в силу, если на референдуме её одобрили более 50 процентов избирателей. Но такую сверхсложную процедуру внесения поправок сегодня даже теоретически выполнить невозможно только потому, что у нас до сих пор нет закона о Конституционном собрании. Это единственное положение Конституции, которое не исполнено за прошедшие годы после её принятия...»

Представитель левых сил Геннадий Селезнёв, будучи председателем Государственной думы II и III созывов, лидером Партии Возрождения России и общественного движения «Россия», одним из первых в стране поднимал и настойчиво проводил идею принятия закона о Конституционном собрании. В своей рукописи «Последний долг» он пишет: «Часто приходится слышать, что 20 лет Конституции – это младенчество. Основной закон должен окрепнуть, прочно связать всё действующее законодательство. Первая, вторая и третья Государственная дума приняла все законы, вытекающие из требований Конституции. Перед Основным законом остался один-единственный долг – закон о Конституционном собрании.

Я вспоминаю, как часто в Государственную думу приходили отрицательные отзывы на законопроекты из Правового управления администрации президента с формулировкой «противоречит... статье Конституции». Это автоматом ставило крест на законодательной инициативе... О чём говорит этот факт? О том, что конституционные нормы прямого действия не могут размываться или как-то интерпретироваться даже самыми актуальными законодательными инициативами.

И тогда, и сейчас звучат предложения по внесению изменений в Основной закон, касающиеся многих глав и статей, преамбулы Конституции. Это говорит лишь об одном: в людях воспиталась правовая культура. И они понимают, что решать принципиальные вопросы развития государства нужно не на площадях, не нахрапом и злобой давить на власть, а только правовым путём. Вот почему я и обращаюсь к нынешним депутатам: примите закон о Конституционном собрании, определите его функции, порядок делегирования, регламент рассмотрения поправок в Основной закон страны...»

Центральный совет Партии Возрождения России ещё 15 ноября 2013 года обратился к Президенту РФ Владимиру Путину, председателю Государственной думы РФ в то время Сергею Нарышкину, председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко, ко всем общественно-политическим силам России с предложением выступить с инициативой о формировании Общественного общенационального совета по разработке концепции ФКЗ о Конституционном собрании. «Сегодня назрела крайняя необходимость, – говорится в документе, – сформировать Конституционное собрание РФ из профессиональных и ответственных общественных деятелей и юристов, авторитет которых позволит создать действенный и надёжный механизм по решению вопросов, связанных с изменением Конституции РФ…» Инициатива осталась без отклика.

Твёрдо стоит на том, что необходимо безотлагательно принимать закон о Конституционном собрании, вокруг чего ломаются копья уже четверть века, и Геннадий Зюганов. Без закона об этом органе, по его словам, нет эффективного инструментария для согласования позиций, если в стране возникнет сложная обстановка и срочная необходимость ремонтировать Конституцию. И, естественно, возникает произвол.

Надо ли доказывать, что работа Конституционного собрания позволит усилить общественный контроль за изменениями в Конституции РФ и создаст здоровую общественно-политическую обстановку вокруг проблемы, связанной с вопросами конституционной реформы. А без этого, как показала лёгкость внесённых в Основной закон поправок, федеральным конституционным законом можно превратить Россию из президентской республики в парламентскую, убрать слова «более двух сроков подряд» из статьи про допустимо возможное время пребывания одного человека на высшем посту в государстве, упразднить Думу или Совет Федерации, превратив двухпалатный парламент в однопалатный… Много чего можно сделать, пока парламент тотально контролируется Кремлём.

Сегодня приходит осознание того, что Конституционное собрание – ключ к суверенитету России. А вместе с ним набирает силу конституционный патриотизм, идеи которого могут не только освободить Россию от пут глобалистов, но и объединить её, обеспечить национальное согласие и единство Российского государства. Вместе с тем приходит и понимание опасности того, как нарушаются базовые принципы Основного закона. Особенно ярко это проявил переход от избрания председателя Конституционного суда самими судьями к тому, что теперь его назначает президент.

Надо ли доказывать, что ущемление свобод и прав человека, закрытость государства от общества порождает бесправность гражданина и всесилие чиновника, с чем мы нынче ежедневно сталкиваемся по всей стране. Если сегодня смиримся с тем, как нарушают Конституцию, то завтра она снова станет филькиной грамотой. Символичным проявлением того стало решение Думы 24 декабря 2004 года, а вслед за ней и всей «вертикали власти» законодательно отменить выходной день 12 декабря. Тем самым один из главных праздников страны превращён в день памяти Конституции.

Вот и известный в парламентских кругах стихотворец Борис Калачёв высказался по этому поводу иронично, но очень прозорливо:

Вот вторник прошёл, день новый настал.

Я свой Smartphone из кармана достал.

Что там на среду? Не выходной!

Это так странно, ведь день не простой –

 

Всё ж юбилей Основного Закона!

Нашей страны правового канона!

Теперь в Конституцию вписан и Крым,

Неплохо б дополнить список за ним!

 

Тех же, кто нагло Закон попирает, 

Народного гнева тумак поджидает!

Павел Анохин

Поделиться в соцсетях:

240

День Конституции РФ

Конституция

Публикации по теме

Еще в разделе