Человек планеты Земля и его Небесное Государство

Исполнилось 55 лет человеку, создавшему знаменитую зенитно-ракетную систему С-400, запустившему в работу С-500 и основавшему первое внеземное государство.

09:26 / 2 октября 2018
Дата события: 2 октября 2018

Доктор технических наук, профессор Игорь Ашурбейли всегда занимал и продолжает занимать активную жизненную позицию. Доктор технических наук, профессор Игорь Ашурбейли всегда занимал и продолжает занимать активную жизненную позицию.
Игорь Рауфович Ашурбейли – личность во всех отношениях незаурядная, единственная в своём роде. Интернет переполнен различной информацией о нём, большей частью позитивной и любопытной. Известен он не только в нашей стране. Более того, за рубежом его авторитет стремительно растёт. Неудивительно. Он основал первое на нашей планете Космическое государство, интерес к которому просто зашкаливает. Так кто он, Игорь Ашурбейли, в конце ХХ века фактически спасший противовоздушную оборону России, а в начале ХХI столетия устремивший свои взоры во Вселенную?
 
– Игорь Рауфович, сегодня все слышали о зенитно-ракетной системе С-400. Она признана лучшей в мире. Не случайно США даже санкции наложили на КНР за покупку у России «четырёхсоток». Однако мало кто знает, что система эта появилась на свет исключительно благодаря Вашим организаторским способностям и тому, что Вы появились, как оказалось, в нужное время в нужном месте. Расскажите, как создавалась система С-400?
 
Игорь Ашурбейли: Полный ответ на этот вопрос будет слишком объёмным, да к тому же изобилующим сведениями, не подлежащими разглашению. Скажу о сути.
 
В 2000 году я стал генеральным директором открытого акционерного общества «Центральное конструкторское бюро «Алмаз», контрольным пакетом которого владело государство. Именно «Алмаз» с 1947 года проектировал зенитно-ракетные системы, составлявшие основу ПВО и ПРО страны. А «четырёхсотка» к 2000 году существовала в виде эскизного проекта, не более того.
 
Реальное финансирование было открыто под моим давлением только в 2000 году. И уже в 2007 году систему, которая прошла весь цикл госиспытаний, приняли на вооружение.   
 
Озвучу цифру, которую можно считать сенсационной. Разработка «четырёхсотки» обошлась России всего лишь в сумму около 170 млн долларов США по эквиваленту курса того времени. А запуск в серийное производство мы вообще осуществили за собственные внебюджетные средства. По критерию «цена-качество» реализация проекта С-400 аналогов в мире не имеет и, уверен, иметь в ближайшее время не будет. Например, разработка американского «Пэтриота» стоила Пентагону миллиарды долларов.
 
Отдельно отмечу, что никаких правительственных наград за то, что возглавляемое мною Научно-производственное объединение «Алмаз» за 7 лет сделало систему С-400, я не получил. Орден Почёта и звание Лауреата премии правительства в области науки и техники были вручены совсем по другим поводам.
 

За время моего руководства капитализация «Алмаза» выросла в 37 раз.

 
– Не связано ли это с тем, что в ряде публикаций Вас обвиняли в расхищении, можно сказать, «социалистической собственности»? Мол, Вы внедрились на «Алмаз» – этакий бриллиант российской оборонки, приватизировали его, раздербанили в своих интересах, поставив разработку и производство систем ПВО на грань полного краха. Так ли это? Скажите честно, как Вы оказались в стенах ЦКБ «Алмаз»?
 
Игорь Ашурбейли: Всё, о чём Вы сказали, было с точностью до наоборот. Расскажу, как всё обстояло на самом деле. Во-первых, все эти клеветнические «обвинения» удивительным образом начались лишь в 2011 году, когда меня уже освободили от занимаемой должности, а никак не раньше, хотя инкриминируемые действия произошли в 1999 году. Но обо всём по порядку.
 
В государственном Научно-производственном объединении «Алмаз» я появился в 1991 году. Тогда я был инициатором создания акционерного общества «Международная биржа информации и телекоммуникаций» (МБИТ). В состав её учредителей вошли более 40 значимых предприятий различных форм собственности, в основном государственных.
 
В том числе моя идея привлекла внимание генерального конструктора НПО «Алмаз», дважды Героя Социалистического Труда академика Бориса Васильевича Бункина. Именно он представил меня генеральному директору «Алмаза» Николаю Николаевичу Поляшеву, который стал впоследствии председателем Совета МБИТ. А уже тот, после того как мы с ним познакомились более обстоятельно, предложил мне через четыре года стать антикризисным управляющим возглавляемого им предприятия. Хотя тогда понятие «антикризисный менеджер» в обиход ещё не вошло. Поляшев попросил меня просто помочь выйти из глубочайшего кризиса, в котором оказался «Алмаз». Дело оказалось непростым.
 
Вникнув в суть проблемы, я ужаснулся. «Алмаз» действительно был создателем лучших систем ПВО и ПРО СССР. Казалось бы, и Россия должна была его беречь как зеницу ока, ни в чём не отказывая.
 
Но в 1991 году финансирование крупнейшего даже по мировым меркам предприятия было сведено к минимуму. К 1994 году «Алмаз» стал разваливаться в прямом смысле слова. Были проблемы с отоплением, во многих технических помещениях оказались выбиты стёкла, в них гулял ветер, даже стены и крыши стали рушиться. Долгов накопилось на сумму более 150 миллиардов рублей. Рабочая неделя временами была трёхдневной, зарплата специалистов и рабочих копеечная, да и ту в отдельных подразделениях не выдавали до восьми месяцев, поскольку платить было нечем.
 
И вот 1 октября 1994 года я был принят на работу в НПО «Алмаз» восемнадцатым по счёту заместителем генерального директора Н. Н. Поляшева, моего будущего старшего друга и второго отца. Честно скажу, долго задерживаться я не собирался. Но так случилось, что вызов такого уровня меня, что называется, «зацепил», и я проработал на «Алмазе» 16 лет.
 
Проводил на предприятии день и ночь. Мы избавились от лишнего балласта, структурировали систему управления и научно-производственную деятельность «Алмаза». Помогло и то, что ещё до моего прихода было проведено акционирование предприятия, что дало большую свободу манёвра. 
 
Я был в частном бизнесе с 1988 года, и весьма успешно. Так вот, все свои немалые личные деньги я весьма рискованно вложил в оздоровление «Алмаза». В том числе на протяжении десятка лет выкупал акции, принадлежавшие более чем 12 тысячам сотрудников и пенсионеров «Алмаза» согласно Закону о приватизации того времени, что позволило не пустить на предприятие ни одного спекулятивного инвестора, хотя попытки такие были. 
 
Когда в середине 1990-х попал в аварию на своём автомобиле «Москвич-2141», то у меня не было денег даже на его ремонт.
 
Зато в 1998 году все долги предприятия удалось погасить, очистились от криминальных «арендаторов», восстановили полную рабочую неделю, стала значительно повышаться зарплата, которую платили регулярно.
 
Всё это – результат тех нескольких лет очень напряжённой работы.
 
В том же году меня избрали председателем Cовета директоров «Алмаза». А в 2000 году Николай Николаевич Поляшев ушёл на пенсию. Он и наш генеральный конструктор Борис Васильевич Бункин в письменном виде рекомендовали меня на назначение генеральным директором, что и было решено единогласно всеми представителями государства в Совете директоров. За время моего руководства капитализация «Алмаза» выросла в 37 раз, средняя зарплата увеличилась в 12,2 раза (с 4000 до 49 000 рублей), объём выручки (без НДС) вырос в 49,7 раза. Ни одна, даже нефтяная, компания такими темпами капитализации похвалиться не может, не говоря уже об оборонных предприятиях. А ведь пришёл я на предприятие в его предбанкротном состоянии.
 

Концепция создания Единой системы зенитного ракетного оружия – переход на новый уровень комплексной защиты.

 

– Вы автор концепции создания Единой системы зенитного ракетного оружия ПВО-ПРО 5-го поколения, утверждённой решениями ВПК при Правительстве РФ в 2007 и в 2009 годах. В чём суть этой концепции?

Игорь Ашурбейли: Если коротко, то это был переход на качественно новый уровень комплексной защиты воздушно-космического пространства над Россией.

Прошло два заседания Военно-промышленной комиссии, которые были выездными и проходили на «Алмазе». Их проводил Сергей Борисович Иванов в двух своих должностях: сначала как министр обороны, а потом уже как вице-премьер. Согласно принятой в 2007 г. и окончательно утверждённой в 2009 году концепции, в 2010 году Министерством обороны были утверждены уже разработанные под моим руководством полноценные технические проекты на создание систем С-500, «Витязь», «Морфей» и ряда других.

По плану они должны были быть приняты на вооружение в 2013–2014 годах. В рамках утверждённой концепции были открыты более десятка опытно-конструкторских работ, а также заключены серийные и экспортные контракты на десятки дивизионов ЗРС С-400. Кроме того, в конце 2000 года я завершил присоединение к «Алмазу» четырёх головных разработчиков ПРО, сухопутных ПВО, ВМФ и средств управления. «Алмаз» превратился в полноценного головного межвидового разработчика ВКО России. Ну как после всего этого меня не уволить…

– Время было такое, что без нарушений мало кому удавалось вершить великие дела. Неужели за все годы своего управления «Алмазом» Вы не допустили никаких нарушений – ни финансовых, ни управленческих?

Игорь Ашурбейли: Совесть моя чиста. Хотя, конечно, нет человека, и я не исключение, без греха. Безгрешен только Бог. Меня начали очень жёстко проверять буквально по всем направлениям – ещё за год до увольнения – с начала 2010 года. Хотя и раньше, конечно, я был, как положено по правилам, «под рентгеном». Решение в каких-то кабинетах, наверное, уже было принято. Искали повод, чтобы убрать с должности генерального директора по дискредитирующим обстоятельствам.
 
Я тогда ещё не понимал, с чего это вдруг ко мне возник такой нездоровый интерес. Повода, однако, не нашли, поэтому воспользовались нормой закона, согласно которой акционерное общество может без объяснения причин в одностороннем порядке расторгнуть договор с генеральным директором, уведомив за две недели о решении Совета директоров.
 
И 19 января 2011 года, в Крещение, мне объявили, что контракт со мной расторгается. И ровно через две недели, 4 февраля, я был уволен. С занесением в протокол благодарности за многолетнюю плодотворную работу.
 
В Совете директоров было два представителя Министерства обороны. Так вот, один из них голосовал против моего увольнения, другой воздержался. Несколько клерков концерна ПВО «Алмаз-Антей», голосовавшие по устной указке, «решили» мой кадровый вопрос. Потом ещё три года меня проверяли правоохранительные органы по наветам людей, которым Бог судья. В их распоряжении были все документы моей деятельности на «Алмазе» с 1994 года и административный ресурс. Не нашли ничего… Иначе мы с вами вот так бы сейчас не разговаривали.
 
При всей своей видимой фантастичности проект государства Асгардия тщательно просчитан и вполне реализуем в ближайшем будущем
При всей своей видимой фантастичности проект Государства Асгардия тщательно просчитан и вполне реализуем в ближайшем будущем
 
– Переживали?
 
Игорь Ашурбейли: Переживал – не то слово. Находился в жутком отчаянии. Просто не понимал – за что? Выбили подло из седла на самом скаку в 48 лет. Две недели от объявления о предстоящем увольнении и до самого увольнения пытался «решить проблему», а потом просто помолился, как положено: «Господи, сделай так, как мне будет лучше. Не по моему желанию, а по Твоему». Так и произошло.
 
Сейчас же уверенно и с благодарностью могу сказать, что лишь после ухода с «Алмаза» я понял, что такое нормальная человеческая жизнь. Когда ты отвечаешь за свои поступки только перед собой и Всевышним, когда можешь реализовывать самые смелые идеи, и общаться только с теми, с кем тебе приятно общаться, и когда имеешь время для своих близких.
 
– А как Вы пришли к Богу?
 
Игорь Ашурбейли: Рос я в обычной советской, совершенно атеистической семье. По отцовской линии моя родословная уходит корнями в Персию. Мой известный по официальным историческим источникам предок был двоюродным братом и министром обороны персидского Надир-шаха и присоединил в 1743 году к его империи земли, которые сейчас входят в территорию Азербайджана, где и осел в итоге наместником. А по материнской линии род идёт из каменщиков, печников и крестьян Нижегородской губернии. Моя бабушка по маме – Евгения Григорьевна Резанова – сохранила в своей душе православную веру. И тайно крестила меня в возрасте около пяти лет в храме Божией Матери в Пятигорске. Обряда крещения я, конечно, не помню. Но тем не менее вопрос о Боге меня интересовал всегда.
 
А уже переехав в Москву, в возрасте 26 лет, я оказался в небольшой церкви на Ленинских горах – сейчас Воробьёвых. У меня нет логических объяснений тому, что произошло. Никакого озарения не было, никакого «просветления». Но с тех пор постепенно, год за годом моя душа поворачивалась к Богу. Мои предки в Азербайджане построили две крупные мечети – жемчужины города Баку – мечеть Тезепир и Голубую мечеть. А я в гораздо меньших масштабах: построил два православных храма – в селе Хирино Нижегородской области, откуда мои предки по материнской линии, и в Покровском-Стрешневе – храм святой Елисаветы.
 
И далее буду служить объединению всех людей в едином Боге.   
 
– Скажите, а зачем Вы занялись ещё и партийным строительством?
 
Игорь Ашурбейли: Это произошло совершенно случайно. В 1996 году по делам «Алмаза» я познакомился с Геннадием Николаевичем Селезнёвым, который тогда стал председателем Государственной Думы. И мы с ним как-то незаметно сдружились.
 
После работы в Госдуме Селезнёв возглавил «Партию Возрождения России». Незадолго до своей скоропостижной кончины, три года назад, он попросил меня взять на себя заботу о партии. Отказать я не мог, хоть и не занял место Селезнёва. Место лидера партии до сих пор вакантно, ищем кандидатуру. 
 

У гроба карманов нет, поэтому мерилом успеха никак не может быть аппарат правительственной связи, крупный счёт в банке, бронированный личный «Мерседес» с охраной, полицейская машина сопровождения. Всё это – внешняя атрибутика, наносное. Чем глубже человек успеет за свою жизнь понять себя, в идеале – найти Бога в себе и полностью просветлиться, – тем лучше. Но это дано немногим.

 
– И главный вопрос. Что такое Асгардия, зачем Вы её придумали?
 
Игорь Ашурбейли: Коротко ответить не получится. Но постараюсь. Как говорил Циолковский, Земля – колыбель Человечества, но нельзя всё время жить в колыбели.
 
Я чистый технарь, инженер, не фантазёр, но, может быть, визионер. Поэтому я никогда не берусь за то, что я не понимаю, как реализовать. Асгардия не «фейк», а цивилизационный проект. Это строительство цивилизации ближайшего будущего. Проект основан на расчётах – идеологических, инженерно-технических, финансовых.
 
12 октября будет праздноваться двухлетие Асгардии. За это очень небольшое время идея наднационального и надпланетарного государства овладела уже умами более чем миллиона землян, зарегистрировавшихся в качестве последователей и резидентов Асгардии, из более чем 200 стран. Мы приняли свою Конституцию, утвердили гимн, герб, флаг. Запустили свой первый спутник.
 
24 июня этого года в Вене на своё первое очное заседание собрался Парламент Асгардии, сейчас в нём работают 125 человек из 42 стран мира – большинство этих людей до этой встречи никогда не видели друг друга. 25 июня прошла моя инаугурация как Главы Нации. Сейчас формируются Правительство, суд, Генеральная прокуратура и Счётная палата.   
 
Кто может быть гражданином Асгардии? Любой житель Земли. То есть можно быть на нашей планете гражданином РФ, США или любой другой страны, а вне планеты – гражданином цифрового Государства Асгардия, продолжая жить на Земле.
 
У нас есть предел количества граждан – 150 миллионов человек. Два процента от населения земного шара. Мы никого не упрашиваем, мы никого не заманиваем. Приходят добровольно. Как говорят в Асгардии, мы не лучшие, мы – будущие.
 
Наш Парламент однопалатный, и люди в нём представляют 12 официальных языков государства, выбранных самими асгардианцами. Только языки, а не государства, партии, религии, которые лишь разъединяют людей. И мы должны вновь построить единую человеческую Вавилонскую башню, но не как символ богоборчества, а как символ единого человечества. Это и есть государство, девиз которого: «Одно человечество – одна общность». 
 
Апофеоз Асгардии – зачатие и рождение первого ребёнка в Космосе. Он станет первым настоящим гражданином Вселенского государства Асгардия, имя которого останется в памяти человечества до тех пор, пока оно существует. 
 
Досье «РГ»
 
Игорь Рауфович Ашурбейли родился 9 сентября 1963 года в Баку. В 1985 году окончил Азербайджанский институт нефти и химии по специальности «инженер-системотехник».
 
В 1988 году создал и возглавил «Кооперативное координационно-производственное объединение (ККПО) «Социум», занимавшееся разработкой программного обеспечения, обучением компьютерной грамотности и консалтингом.
 
В 1990 году переехал в Москву, где создал и возглавил Всесоюзное научно-производственное объединение (ВНПО) «Социум» при Союзе предприятий потребительской кооперации Центросоюза СССР, занимавшееся разработкой, производством и реализацией информационных баз данных.
 
В 1991 году совместно с НПО «Алмаз» и рядом других известных государственных и частных структур ВНПО «Социум» выступил инициатором и соучредителем, а его руководитель возглавил ОАО «Международное бюро информации и телекоммуникаций», занимавшееся разработкой, производством и реализацией широкой номенклатуры информационных и телекоммуникационных продуктов.
 
В 1994 году начал работу на «Алмазе».
 
С 2000 по 2011 год – генеральный директор ОАО «НПО «Алмаз» имени академика А. А. Расплетина». Под его руководством созданы новейшие модификации зенитных ракетных систем С-300 «Фаворит», разработаны и поставлены в Вооружённые Силы Российской Федерации зенитные ракетные системы С-400 «Триумф».
 
«Социум»:
 
создан Игорем Ашурбейли в Азербайджане как кооперативное объединение. Дата основания: 10 июня 1988 года.
 
Сегодня «Социум» – крупный многопрофильный холдинг. Предприятия и компании, входящие в него, занимаются самыми разнообразными видами деятельности: производят широкую номенклатуру научно-технической продукции, разрабатывают IT-технологии, изготавливают медицинское оборудование, развивают сельское хозяйство, ведут банковскую деятельность, управляют и эксплуатируют имущественные комплексы, охраняют объекты.
 
Девиз холдинга: «Большое в малом, малое в большом!»
 
Игорь Ашурбейли, создатель и владелец холдинга: «Социум» – полностью частная и абсолютно чистая компания без каких-либо государственных привилегий. Мы работаем «в белую», что подтверждено многочисленными и многолетними проверками различных компетентных органов». 
 

По материалам Российской газеты, 2 октября 2018, № 219 (7682) 

 

Поделиться в соцсетях:

116

Игорь Ашурбейли

пресса

интервью

Асгардия

холдинг «Социум»

Публикации по теме

Еще в разделе