08.08.08: началась пятидневная война

Вот такие они, осетинские пироги

09:30 / 8 августа 2018

В ночь на 8 августа 2008 года грузинская армия, обученная американскими инструкторами, открыла артиллерийский огонь по столице Южной Осетии – Цхинвалу. И атаковала российских миротворцев, которые находились в регионе в соответствии с подписанными Тбилиси межгосударственными соглашениями.

Защищая миротворцев и своих граждан, Россия вмешалась в конфликт и приступила к операции «принуждение Грузии к миру». Военные действия длились пять дней, конец которым положил план мирного урегулирования конфликта, подписанный главами России, Грузии, Абхазии и Осетии. Предпринятая авантюра обернулась для Тбилиси катастрофой: грузинские войска были полностью разгромлены, а страна навсегда потеряла пятую часть своей территории.

Нельзя сказать, что десятая годовщина войны в Южной Осетии всколыхнула мировое общественное мнение. Хотя, разумеется, не обошлось без дежурных обвинений в адрес России. Принятое ОБСЕ и ЕС заключение независимой комиссии во главе с Хейди Тельявини (Швейцария), однозначно возложившее на Грузию вину за развязывание боевых действий, давно предано забвению, о нём сегодня вспоминают только в России. Политики и СМИ из противоположного лагеря продолжают успешно тиражировать по миру тезис о российской агрессии и аннексии грузинской территории.

В мире, стремительно привыкающему к восприятию окружающей действительности в режиме фаст-фуд – наскоро и без затей, всё меньше желающих анализировать те или иные события, докапываться до причин их возникновения. Кому интересно сейчас, почему и как не выдержала испытаний турбулентными восьмидесятыми сталинская национальная политика, поделившая Осетию между Россией и Грузией? Равно, как лишившая государственности Абхазию, которая вступала в СССР в качестве самостоятельного члена Закавказской федерации (наряду с тремя другими республиками), а после её ликвидации оказалась автономией в рамках Грузии?

Когда затрещало по швам большое единое государство и Грузия, ведомая авантюристом Звиа́дом Гамсахурдиа, объявила об одностороннем выходе из Союза, осетины и абхазы ожидаемо воспротивились такому насильственному отделению. Перспектива превратиться в нищие окраины маленькой, но гордой, непонятно куда идущей страны, их не прельстила. Обе войны Гамсахурдиа проиграл и конфликты в Южной Осетии и Абхазии остались заморожены под наблюдением российских миротворцев.

Состояние «ни войны, ни мира», однако, не может длиться вечно. Через полтора десятка лет другой авантюрист, оказавшийся на вершине грузинского политического Олимпа, Михаил Саакашвили, решил одним кавалерийским наскоком разрешить осетинский конфликт в пользу Тбилиси. Артиллерийский обстрел Цхинвала, жертвами которого оказались в том числе российские миротворцы, должен был стать прелюдией к утверждению полного контроля Грузии над строптивой автономией. Двойной просчёт Саакашвили состоял в недооценке политической воли Кремля и переоценке солидарности новообретённых западных союзников.

Трагическому августу 2008 года непосредственно предшествовали несколько знаковых событий. В начале апреля на саммите в Бухаресте Грузии и Украине посулили, правда, в неопределённом будущем, членство в НАТО. В стране прошли натовские военные учения; грузинскую армию уже несколько лет к тому времени готовили американские военные инструкторы. Наконец, за месяц до рокового августовского дня госсекретарь США Кондолиза Райз, находясь в Тбилиси, призвала к соблюдению «территориальной целостности» Грузии. Очевидно, Саакашвили всё это интерпретировал как гарантию американской поддержки силовых действий, хотя сама Райз впоследствии утверждала: призывала своего горячего собеседника совсем к противоположному.

Если говорить о позиции Москвы, то там на всех уровнях неоднократно – и безуспешно – давали понять, что принятие в НАТО Грузии и Украины является очевидным пересечением «красной черты» и не будет приемлемо ни при каких обстоятельствах. Не год и не два российское руководство предупреждало также, что признание суверенитета Косово откроет ящик Пандоры. Запад отмахнулся от этих предупреждений: 17 февраля 2008 года албанский парламент этой сербской автономии в одностороннем порядке провозгласил независимость, немедленно признанную большинством западных государств.

Что ж, 5-дневная война в Осетии закончилась закономерно: разгромом грузинской армии. Как и следовало ожидать, никто из западных «друзей Грузии» не изъявил желания и готовности ввязываться из-за неё в вооружённый конфликт с Россией. Независимости от Грузии добилась не только Южная Осетия, но и Абхазия. 26 августа Москва признала их независимость. Право народов на самоопределение восторжествовало, историческая справедливость была восстановлена, южные рубежи России надёжно укреплены.

Если же по прошествии времени отвлечься от округло-дипломатических и, наоборот, ура-патриотических формулировок, выводы, к которым подталкивают в комплексе итоги войны и события последующих лет, не кажутся однозначными. Начнём с констатации: в современной геополитике конъюнктурные политические, а часто даже и внутриполитические соображения весьма часто превалируют над принципами международного права и фактической стороной дела. Прав тот, у кого больше прав. Объективное выяснение истины от событий в Цхинвале до «дела Скрипалей» неинтересно и ненужно, если оно способно ограничить свободу собственных рук.

В этом свете реакция Запада на те или иные действия России, особенно по защите её интересов, в большей степени провоцируется той самой международной политической конъюнктурой, нежели истинным или мнимым изменением баланса сил в результате российских действий. Отсюда быстрое возвращение к нормальным деловым отношениям после 8 августа 2008 года и продолжающееся пятый год нагнетание напряжённости и конфронтации после воссоединения Крыма с Российской Федерацией и отпада от Украины ДНР и ЛНР.

Реальный геополитический расклад сил в настоящее время сложился не в пользу России. Западный лагерь, ещё недавно – во времена войны в Ираке – расколотый, сегодня остаётся консолидированным вокруг США, несмотря на все всплески эмоций, вызываемые их откровенно имперскими замашками при Трампе. У Москвы же на международной арене сегодня возможны партнёры, но практически нет союзников. Если уж Казахстан в Совбезе ООН поддерживает американский проект резолюции по Сирии и воздерживается при голосовании российского, то, как говорится, приехали.

Война в Осетии в свою очередь выявила серьёзные проблемы и недостатки в организации и оснащении российских Вооружённых Сил, из чего были сделаны верные выводы и за 10 лет оборонный потенциал РФ неизмеримо вырос. Четыре года назад на заседании Валдайского клуба Владимир Путин предельно откровенно дал понять: медведь в своей тайге ни у кого разрешения спрашивать не собирается и никому её не отдаст.

Тем не менее пришло понимание: одной лишь военной мощи недостаточно для занятия подобающего места под геополитическим солнцем. Стагнирующая экономика, с которой Россия вылетела из первой мировой десятки и сравнялась по объёму ВВП с Австралией, Испанией и Южной Кореей, – не лучшее подспорье для претензий на роль великой державы. А выживающая за счёт трансферов из российского бюджета экономика Южной Осетии и Абхазии – не самая манящая путеводная звезда. Обратного пути, разумеется, нет, но и путь вперёд пока теряется в тумане.

Борис Измайлов, специально для «России»

Поделиться в соцсетях:

92

война

Цхинвалу

Южная Осетия

Публикации по теме

Еще в разделе